ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 4
Глава 4
Город затихает, Ютланд сбежал по ступенькам на полутемную улицу и быстро прошел к высокому остроконечному дому, где живет, как ему указали, великий чародей Горасвильд.
Улицы покрыты полумраком, освещены только верхние этажи, кое-где даже слышны песни, веселые крики, но внизу уже темно, лавки закрыты.
В доме Горасвильда везде свет, ясный и чистый, такой не дадут простые свечи, масляные фитили или факелы. Ютланд увидел мелькнувшую тень на занавесках второго этажа, подбодрился, постучал в дверь, выждал и постучал снова.
Дверь распахнулась, в темноте помещения вспыхнул свет, Ютланд снова не увидел свечей, хотя по силе света ожидал узреть целую вереницу вдоль стен.
Голос сверху велел строго:
– По лестнице… и побыстрее!
Он послушно взбежал по деревянным плотно подогнанным ступенькам, ни одна не скрипнет, все как из камня, и вообще в доме добротно и надежно.
Наверху в огромной комнате, заставленной всяческими колдовскими сундуками, ларцами, черепами и горками высохших шкурок, из-за стола поднялся и вышел навстречу высокий молодой мужчина, чист лицом, движения осторожные, вкрадчивые, в ослепительно-белом плаще и в белой остроконечной шляпе. Только лицо чересчур смуглое, словно не в закрытых от солнца залах проводит время, а скачет на горячем коне по жаркой степи. Пальцы в толстых перстнях, ладони выкрашены белой краской, дальше тонкие кисти прячутся в широких рукавах плаща.
Он окинул Ютланда внимательным взглядом, чуть дольше задержался на его поясе, словно пересчитывал кольца, наконец проговорил медленно, будто раздумывал одновременно над чем-то другим:
– Ко мне обычно приходят в поисках прохода к логовам древников-осквернителей. Только двое знают, как туда добраться: я в Куявии и волхв Алстард в Артании. Но ты, судя по гордому виду, артанин. И должен был бы обратиться к Алстарду… Но ты почему-то пришел ко мне… Это загадка. Ты можешь ее объяснить?
Ютланд пожал плечами.
– Легко.
– Тогда скажи…
– Я в Куявии проездом, – сказал Ютланд, – а второе… Алстард отказал бы мне, обратись я к нему.
– Почему?
– Для этого не обязательно быть великим мудрецом, – огрызнулся Ютланд. – Посмотри на меня, чародей!
Горасвильд некоторое время в недоумении всматривался в подростка, потом в великой досаде хлопнул себя ладонью по лбу.
– Ах да, – сказал он с неприязнью, – у вас же там запреты насчет возраста… Да, Алстард не позволил бы, а вот у нас свобода. Но все-таки я не отправлю тебя туда, уж прости. Древники, к нашему несчастью, владеют боевым колдовством, увы. Сами по себе мелкие и щуплые, ты в одиночку смог бы справиться с любым, но с магией они одолеют любого героя. Так что могу отправить с одним из отрядов. Как только наберется…
Ютланд буркнул:
– Я уже убивал древников.
– Да? – удивился Горасвильд. – Прекрасно. Но среди древников есть еще и Осквернители, это те дивы, что научились использовать наши реликвии. Я имею в виду человеческие, с ними их черное колдовство во много раз сильнее! Знаешь ли ты, что древник-осквернитель вторгается в святилища, капища и храмы, разоряет древние усыпальницы, всюду ищет и, увы, часто находит те предметы поклонения, которые затем пользует в своих нечестивых обрядах? Этих чудовищ надо остановить как можно скорее! Иначе эти твари накопят такую громадную мощь, что дальше я просто не знаю… Сможет ли с ними справиться самая многочисленная и обученная армия?
Ютланд сказал нетерпеливо:
– Я готов.
– Хорошо, – сказал Горасвильд, и снова тень неприязни мелькнула на его холеном лице. – Тогда ты должен будешь принести мне добытые там кольца. Договорились?
– Чтобы ты использовал их в своих нечестивых обрядах? – спросил Ютланд.
Горасвильд мгновение смотрел люто, онемев от наглости парнишки, но Ютланд говорил абсолютно равнодушно, и Горасвильд наконец буркнул:
– Я – это я. Мне можно заниматься и черной магией.
– Так ты черный маг?
– Я же не на стороне дивов? – спросил Горасвильд. – Так ты готов? Или передумал?
– Я пойду в Оскверненный Склеп, – ответил Ютланд. – Где он находится?
– На городском кладбище, – ответил Горасвильд. – Но пройти туда может не всякий…
– Что я получу за те кольца?
Горасвильд подумал, проговорил осторожно:
– Кто бы тебя ни послал ко мне, догадывается, что я могу помочь тебе именно в твоем деле. Ты не сказал мне еще… Скажешь сейчас?
Ютланд покачал головой.
– Лучше потом. А то и ты устрашишься даже открыть рот.
Хорт поднялся навстречу и вяло махнул хвостом, а Алац уставился удивленно, фыркнул, обнюхал его, как собака.
– Ладно-ладно, – сказал Ютланд нетерпеливо. – Потом отоспитесь. Еще сколько ночей впереди!
Мелькнула мысль насчет принцессы, но она так умаялась, что проспит не только до утра, но и до обеда, а он сумеет вернуться раньше, так что это существо и не заметит его отлучки.
Хорт выбежал из ворот первым, огляделся, глаза в полумраке начали светиться красным. Алац вышел еще полусонный, осматриваться на пустых улицах не стал, сразу пошел галопом, всем своим видом показывая, что ночью вообще-то лучше бы спать, чем вот так…
– Там поспишь, – заверил Ютланд. – И ты, морда, тоже…
Воздух еще теплый, вечерний, но когда Алац остановился перед воротами кладбища, Ютланду показалось, что здесь не только сыро, но и холодно, словно они въехали в огромную могилу. В сторонке на фоне звездного неба темнеет деревянный барак, рядом с ним просторная коновязь, колодец с навесом и длинная колода то ли для рубки дров, то ли для разделки мяса.
Ютланд оставил коня и хорта у коновязи, перед бараком полыхает огромный костер, оранжевое пламя освещает лица и фигуры молодых воинов. Рослый и угрюмый ветеран с седыми усами выстроил их в ряд и что-то строго внушает всем, а они, как водится, слушают вяло, переговариваются, глазеют по сторонам.
На Ютланда ветеран даже не повел глазом, пока тот не полез в карман и не протянул на ладони свежевыдранные клыки Ворвия и Жарагара.
– Неплохо, – одобрил ветеран. – Где добыл?
– По дороге сюда, – ответил Ютланд.
– По дороге?
– В сторонке, – уточнил Ютланд. – Стоит чуть отклониться… везде эти твари. Караваны идут с охраной.
Ветеран помрачнел.
– Да, скоро нам даже сюда некогда будет ходить, будем только обороняться. Ты пришел посмотреть, как собирают отряд?
Ютланд покачал головой.
– Нет. Пришел участвовать.
Выстроившиеся у стенки барака посмотрели с интересом, кто-то хихикнул по-женски, кто-то откровенно расхохотался. Остальные промолчали.
Ветеран отмахнулся.
– Тебе еще рано.
– Я был в черном капище, – сказал Ютланд, – охотился в Ущелье Мрака и в его окрестностях.
– Ого, далеко тебя носило.
Ютланд ответил спокойно:
– Еще я заглядывал и в Пещеры Черных Теней. Правда, ничего интересного не увидел. Обычное зверье.
Ветеран кивнул, всматривался в него пристально.
– Та-а-ак, теперь потянуло на необычное?.. Меня зовут Чакка, я собираю отряд. Ты в самом деле готов?
– Да, – ответил Ютланд.
– Пойдешь с этими молодцами, – сказал Чакка отрывисто, – из клана «Стражи Тулея». Пока их старшие товарищи бьются на Равнине Смерти, эти должны учиться выживать в местах чуть проще… Не хмурься, из схватки с Осквернителем могил не так просто выйти живым!
На Ютланда с недоумением поглядывали, перешептывались, наконец один в доспехах, закрывающих с ног до головы, ратоборец, спросил в недоумении:
– Но… кто он?.. И зачем? Что, нас недостаточно?
– Вас даже больше, – сказал Чакка, – чем нужно. Но двум ратоборцам в отряде делать нечего, будете лидерство перехватывать друг у друга, а это гибель всем… Как и двум следопытам… Ты, Хабиби, останешься. И ты, Корвин. Икуд тоже пойдет в следующей партии… Сейчас отправятся Колун, Баливар, Святожор и Ксена, а также этот парнишка.
– Как его зовут? – спросила женщина с двумя мечами.
– Как тебя зовут? – спросил Чакка.
– Ют, – ответил Ютланд. – Просто Ют.
Чакка сказал резко:
– Он пойдет, и никаких споров! Я чувствую в нем нечто такое, что еще как пригодится.
Женщина с двумя мечами сказала дерзко:
– Ох, Чакка, когда-то подведет тебя чутье. Да так подведет, что отыграется за все предыдущее…
Чакка огрызнулся:
– Меня уже подвело, когда с тобой связался. Теперь в компенсацию у меня должны быть только дивные прозрения.
Ютланд присматривался к лидеру отряда, ратоборец закован в железо с головы до ног, выглядит сплошной наковальней, да еще и щит цельножелезный… другие одеты не так основательно, однако для них важнее наносить удары, а не принимать, а выстаивать под ними предстоит Колуну.
На юного пастуха все поглядывают с неприязнью, но к этому не привыкать, он спокойно ждал, когда велят идти в этот самый Оскверненный Склеп. Больше всего хмурился Хабиби – следопыт, невысокий изящный блондин с самострелом, очень тщательно и любовно отделанным полосками металла.
Ксена, разбойница с двумя мечами, золотоволосая, в нагрудном панцире поверх длинной кольчуги с рукавами, изящная и стройная, посматривала с таким видом, словно выискивает место, куда воткнуть отравленное жало, но Ютланд посмотрел на нее с таким мертвым равнодушием, что она вздрогнула и невольно опустила взгляд.
Баливар с огромным луком через плечо сказал Ютланду покровительственно:
– Держись ближе ко мне. Я бью издали, у меня одежда всегда чистая, а вон у Ксены постоянно в чужих слюнях.
Ксена сказала враждебно:
– Не в слюнях, а в крови. Но тебе откуда знать разницу?
Чакка снова спросил Ютланда:
– Ты готов идти в этой группе?
Ютланд ответил нетерпеливо:
– Нужно в группе – иду в группе.
Чакка сказал довольно:
– Видите, что значит артанин? Даже не спросил, что за отряд, не стал капризничать.
Ратоборец, которого называют Колуном, приосанился, весь блестящий, звякающий, громыхающий, с огромным круглым щитом и длинным мечом.
– Большая честь идти с нашим кланом! – произнес он важно. – Знаешь ли, что мы спасли жизнь самого Тулея и его родни? Еще тогда, когда не были кланом?..
– Расскажи ему, – подтолкнула Ксена. – Пусть подрожит коленками. И селезенкой, если она у него есть.
Колун произнес горделиво:
– Артане не раз вторгались в пределы Куявии, а однажды сумели на быстрых конях прорваться мимо крепостей и башен магов до самых предгорий Верхней Куявии! Там и устроили кровавую бойню. И уже ворвались в одно из сел, где мирно доживали свой век престарелые родители Тулея…
Ютланд переспросил:
– В селе? Родители тцара?
– Тулей, – объяснил Колун, – незнатного рода. Когда была междоусобица, он сумел с отрядом героев захватить власть, но родители не захотели покидать родные пределы. В общем, артане истребляли последних воинов и уже рубили крестьян, когда вдруг с гор сбежали могучие люди, одетые в шкуры, очень сильные, свирепые, что схватились с артанами на равных. Но артане были уже измучены боями, и горцы их начали сбивать с ног, разить, убивать, пока уцелевшие артане не повернули коней и не бросились прочь. В общем, Тулей примчался во главе своей конницы поздно, когда последние артане исчезли. Благодарный Тулей не знал, как и благодарить спасших его родителей горцев, что даже не знали, кого защищают, сделал всех беричами, уговорил стать его личными стражами. А сами горцы создали клан «Стражи Тулея» и с тех пор всегда в первых рядах бойцов с нечистью, дивами, Темными Силами и… артанами.
Ютланд нахмурился.
– Я – артанин.
Голос его прозвучал негромко, но с той страшной силой, когда не знаешь, что случится в следующую минуту, будут ли разбитые головы или только переломанные кости.
Витязи начали переглядываться, только Чакка подошел и успокаивающе похлопал его по плечу.
– Ты еще не артанин, пока не берешь в руки боевой топор. Да и мы, честно говоря, хоть и зрелые воины, но сейчас не куявы вовсе…
– А кто?
– Просто люди, – сказал Чакка невесело, – что вынуждены биться с нечистью, хотя предпочли бы распахивать поля. Если нам еще сцепиться и с артанами, то придет конец и нам, и артанам.
Святожор, чародей, хохотнул и сказал с натужным весельем:
– Ты прав. Вот разделаемся с дивами, тогда снова счастливо вцепимся друг другу в глотки!
Но голос его прозвучал очень невесело, а на лице застыла гримаса, которую улыбкой назвать трудно.
Колун вздохнул, с такой натугой поднял щит и меч, словно превратился в старика.
– А что, – спросил он безнадежно, – Огнехвост не с нами?
Баливар заметил с издевкой:
– Он человек с боевым опытом. Потому брезгует идти с группой таких вот… простых.
Чакка поморщился.
– Опыт, – сказал он резко, – породил больше робких людей, чем умных!.. Ют, еще раз спрашиваю, так положено, ты все еще готов идти с этой группой?
– Да, – ответил Ютланд торопливо. – Готов. Спасибо…
Чакка покачал головой.
– Не благодари. Скорее всего, посылаю на смерть… Но железо, побывав в огне, становится сталью. Колун, принимай отряд!
* * *