ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 5
Глава 7
Издали донеслось карканье, но Ютланд ощутил моментально, что эти вороны должны быть размером с баранов, да и не вороны точно, хотя голоса почти вороньи…
Ноги понесли быстрым шагом, почти бегом. Карканье раздается уже близко, с самых вершин деревьев. Он выскочил на небольшую поляну и в просвет между ветками увидел, что в сотне шагов впереди кружат в небе красные с багровым твари. Крылья, как у летучих мышей, на солнце сверкают когти, а когда одна распахнула для пронзительного вопля пасть, он успел увидеть длинные острые зубы.
Одна за другой они ныряли в просвет между ветками и скрывались внизу.
Он перешел на бег, успевая осматриваться по сторонам и не забывать смотреть под ноги, бывают и ловушки, а когда выбежал на большую поляну, там шел бой, если можно так его назвать: с десяток отвратительных гарпий бросались на прижавшуюся к толстому дубу женщину, она с бледным напряженным лицом держала, вытянув перед собой руки, почти прозрачную магическую пленку, что укрывает ее, как куполом, однако Ютланд видел на бегу, как защита слабеет и скукоживается по мере того, как все больше гарпий спускается с небес.
Он заорал издали:
– Держись!
На бегу достал лук и, не сбавляя шага, торопливо выхватил первую стрелу. Гарпии его не замечали, пока первые стрелы не ударили двух с такой силой, что отшвырнули далеко от схватки.
Трое тварей развернулись, он увидел оскаленные пасти и горящие дикой злобой глаза, бросились на неожиданного защитника. Он успел выпустить еще две стрелы, затем уронил лук и третью гарпию встретил ударом дубины.
Ее унесло, словно ударил по камешку. Пленка уже коснулась вытянутых ладоней женщины, ей пришлось медленно сгибать руки, Ютланд видел ее измученное лицо, понесся к ней, как олень, на ходу сшиб на землю еще одну тварь, возле дуба встал рядом с незнакомкой.
– Держись!
Она ничего не ответила, ее смертельно бледное лицо мучительно кривится, из закушенной губы потекла красная струйка. Горячая кровь ударила Ютланду в голову, он зарычал, дубина показалась в руках легким перышком. Он бил со страшной силой, с каждым мгновением чувствовал, что начинает двигаться быстрее, удары становятся сокрушительными, а мир как будто замедлился, и он успевает увидеть, как не просто ударить, а именно убить, переломать все кости, размозжить головы, увидеть, как выплескивается кровь, будто бьет по туго наполненному бурдюку…
Гарпии отвратительно визжали, на поляну сыпались с неба все новые и новые твари, женщина без сил опустилась на колени, Ютланд стоял перед нею, загородив собой, дубина его вертелась в руках быстрее, чем крылья ветряной мельницы под напором урагана.
– Давайте, твари! – заорал он дико. – Заснули?
Гарпии осатанели, хотя на поляне дергаются и подпрыгивают, пытаясь взлететь, уже десятки искалеченных тел, однако все новые набрасывались на него, и пока одну сбивал на лету, другие успевали ударить кто клювом, кто крылом, кто остервенело вцеплялся когтями.
Он чувствовал, как кровь течет по плечам и груди, это разъярило так, что сделал шаг вперед и с воплем бил и бил так страшно, что иногда дубина сокрушала в воздухе сразу два-три тела, а после этого еще и с силой ударялась о ствол дуба, завершая богатырский замах.
Крики не становились тише, но их стало меньше. Ютланд сшиб еще двух и увидел, как последние две, что спустились на поляну, остановились там в нерешительности.
– Ко мне! – заорал он. – Трусите?
Он сделал вид, что бросится на них, гарпии попятились, одна поспешно взмахнула крыльями, вторая еще колебалась, прожигала его ненавидящим взглядом.
Он быстро прыгнул к своему луку, вторая гарпия увидела в его руках страшное оружие и поспешно взлетела. Стрела догнала ее на высоте первых ветвей дерева, тут же Ютланд поймал на прицел ту осторожную, что взлетела раньше, и торопливо спустил тетиву.
Гарпия испуганно заверещала и попыталась уйти, бешено забив по воздуху крыльями, но стрела пронзила ее насквозь, и она тяжело упала, ломая ветви, за ближайшими деревьями.
Спасенная женщина все еще сидит на корточках, Ютланд ощутил с тревогой, что истощена до последней степени, вряд ли сможет встать без посторонней помощи.
Он опустил ладонь на ее плечо.
– Ляг здесь. Отдохни. Я принесу воды и еды…
Она прошептала:
– Нет…
– Почему?
– Мы не едим вашу еду, – прошептала она. – Мне нужно только… отдохнуть.
Он повел плечами, вдруг ощутив, что раны не досаждают, а обычно на заживление уходили часы, если не дни.
– Это ты, – поинтересовался он, – затянула мою шкуру?
Она сказала слабо:
– Ты силен и свиреп… но без моей защиты… не выстоял бы…
– Выстоял бы, – возразил он, ощетинившись. – Но все равно спасибо. Что-то мне твое лицо знакомо…
Она шепнула:
– Уверен?
– Да вот такое чувство, – признался он. – Знаю, что никогда тебя не видел, но что-то во мне говорит, что видел…
Она опустила веки, некоторое время лежала молча, он начал осматриваться по сторонам, вся поляна в трупах гарпий, некоторые еще живые и пробуют уползти в кусты, надо бы добить, как вдруг женщина прошептала:
– Вспоминай, вспоминай…
Он покачал головой.
– Если не вспомнил сразу…
– Ты слишком нетерпеливый.
Он добросовестно попытался сосредоточиться, вдруг глаза его расширились.
– Что? Это ты была той птицей?
Она слабо кивнула.
– Да…
– Ты меня в палец клюнула, – сказал он, – зачем?
– Чтобы проверить, – ответила она.
– Что?
– Насколько ты…
– Добр?
– Да…
Он покачал головой.
– Какая дурость. Даже самые жестокие и свирепые люди могут любить собак, птичек, ящериц, даже лягушек… Если собака меня укусит, я ее даже не ударю, а человека убью сразу.
Ее глаза стали озадаченными.
– Да? Мы как-то об этом не подумали…
– Кто это мы? – спросил он. – Ты хочешь сказать, что прилетела не случайно?
Она прошептала с тоской:
– Ну что за глупые речи… Конечно же, не случайно.
– А почему?
Она пошевелилась, села чуть выше, краска медленно возвращалась в ее лицо, но оно оставалось по-прежнему настолько бледным, что почти прозрачным. И все черты лица чересчур изящные, тонкие, безумно красиво вылеплены, такими людские лица не бывают.
– У нас ощутили твое присутствие, – произнесла она слабо, но уже не шепотом. – Некоторое время не могли понять… а когда страшная истина проявилась… у всех был такой ужас и отвращение, что хотели послать… чтобы тебя убить…
Он сказал враждебно:
– Пусть приходят.
Она покачала головой.
– Ты силен, Темный… но и на тебя есть сила. Но потом наши мудрецы решили понаблюдать за тобой… и сказали, что ты сам быстро идешь навстречу неминуемой гибели.
– Ерунда, – ответил он независимо. – Я бывал в Болотной Гати и Огненном Провале…
Она поморщилась.
– Это пустяки. Туда многие ходят. Но есть место, откуда не возвращаются. И ты идешь именно туда.
Он насторожился, быстро посмотрел ей в глаза.
– Ты знаешь?
Она покачала головой, взгляд неправдоподобно огромных глаз стал печальным.
– Нет. Мудрецы говорят, из того места возврата нет. Я не знаю, из какого места! Но там ты погибнешь, так сказано. Большинство у нас говорят, что это хорошо, туда тебе и дорога, но двое мудрых настояли дать тебе шанс…
Он спросил жадно:
– О чем ты?
Она сказала совсем тихо:
– Меня послали. Я должна была… Но когда я увидела тебя, черного зверя…
Он увидел в ее огромных прекрасных глазах страх и отвращение. Она старалась вообще не смотреть на него, он ощутил, насколько же он ей страшен и неприятен.
– А кто из нас не зверь? – пробормотал он. – Ладно, я все понял. Ты передумала.
Она шепнула:
– Верно.
Он кивнул.
– Ничего. Я вообще-то и не нуждаюсь ни в каких подарках. А шансы нахожу сам. Даже там, где их нет… Тебе что-нибудь еще? А то мне пора возвращаться. Та малышка может испугаться, если меня долго не будет.
Она слабо улыбнулась.
– Мне… ничего не нужно. Силы ко мне возвращаются, я скоро… стану недостижима для любых жутких тварей. Я должна была передать тебе вот это…
Ютланд молча смотрел, как она выудила еще слабой рукой из складок одежды тусклое колечко.
– Возьми, – сказала она.
Он хмуро посмотрел на странный дар, даже на ее узкой бледной ладошке выглядит крохотным и жалким.
– Ты же не хотела отдавать, – сказал он, – вот и не отдавай.
Она покачала головой.
– Ты меня… спас.
Он поднялся, отряхнул ладони, лицо стало холодным.
– Я помог тебе малость… не в ожидании платы.
– А зачем?
Он пожал плечами.
– Да так… по дурости. Мне тут одна часто говорит, что я дурак. Мне кажется, она права. В общем, набирайся сил побыстрее и улетай, пока не заклевали.
Он отступил и уже повернулся уходить, как она сказала крепнущим голосом:
– Стой! Пусть мое отношение не влияет… Меня послали передать, это важнее. Уважай решение старших, пусть и не твоего племени! Ты горд, этим вы отличаетесь и от темных, и от светлых. Возьми это кольцо, оно из того времени, когда не было людей вовсе…
Он обернулся, буркнул:
– И что? Я должен всем хвастаться, что такое древнее?
– Это кольцо тебе пригодится, – ответила она.
– Как?
– Не знаю, – ответила она. – Наши мудрецы сказали, поймешь.
Он нехотя под ее настойчивым взглядом надел кольцо на мизинец, да и то с трудом, мелковатые были в прошлом дивы, хоть темные, хоть светлые.
– Наверное, надо сказать спасибо?
– Не стоит, – ответила она. – Я лично никогда бы не передала его тебе. Ты весь черный внутри, твоя душа ужасает, столько в ней адского огня…
Он сказал резко:
– Ерунда. Я долго думал над тем, что мне рассказывали старшие о белых дивах и черных или о добрых и злых. Мне кажется, все верно насчет того, что раньше весь мир принадлежал вам, дивам. Белым и черным. Но мой отец Осенний Ветер не был первым, кто утащил одну из вашего племени! Гораздо раньше это сделал какой-то темный див. Вот от них и пошли люди. В каждом человеке есть светлая сторона и темная!.. Но вы же не объявляете людям из-за этого войну?
Она покачала головой.
– Никто не знает, откуда появились люди. Но мы предпочитаем верить, что люди чисты, только бедность и жизнь в дикости ожесточает их…
Он поморщился.
– Ну да, тогда бы богатые не воевали!
* * *