ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 6
Глава 7
Бездна, как слышал Ютланд еще с детства, была всегда, но не была Черной. Подземники, мирный народец, помешанный на добывании редких драгоценных камней, тысячи лет прорубывался сквозь земные глубины, ходы за ними остались причудливые, запутанные и уходили все глубже и глубже.
Говорят, еще ни одному искателю сокровищ не удавалось добраться до самых дальних уголков их туннелей, да и подземники привыкли жить в пещерах, не поднимаясь на поверхность вовсе. Затем случилась та катастрофа, что изменила весь их мир…
По рассказам волшебников, проникавших в тайны все глубже и глубже, плененный миллионы лет тому и запертый в камне на невиданной глубине Ящер пробудился, сумел разломать сковывающую его скалу, после чего еще тысячу лет старательно разбивал стены своей темницы, и наконец сумел вырваться из нее, после чего поднялся наверх и достиг туннелей подземников. Его черной магии, накопленной за миллионы лет, хватило, чтобы затопить ею все уровни, все ходы и пещеры, после чего мирные подземники постепенно превратились в злобных рарахов, чудовищно могучих, ненасытных и кровожадных.
Хуже всего, что рарахи, кроме страшной физической мощи, обрели и колдовскую силу. Теперь они из немыслимо глубокой бездны, где заключен Ящер, начали спешно прорубывать для него широкий туннель к поверхности. И пока никто не знает, как остановить это подступающее Зло и гибель человечества, а самые великие герои могут только спускаться в пещеры и наносить некоторый ущерб, убивая отдельных рарахов.
Дрэмер прорычал из-под шлема:
– Подземники сами виноваты… Не рылись бы так глубоко, не разбудили бы Ящера! А они так еще и раскололи камень, в который тот был вмурован…
Кусим сказал беспечно:
– Да кто теперь знает, как было на самом деле? Главное, Ящер освободился и пытается выбраться. Как только вылезет… и кончится все.
– Что «все»? – спросила Лориэль.
– А все, – отмахнулся Кусим. – Людей перебьют, а без людей… ничего и не будет.
Дрэмер сказал гулко:
– Мы будем.
– Будем, – согласился Кусим. – Вот Лориэль точно будет.
Лориэль сказала сердито:
– А я при чем?
– Ты и с Ящером уживешься, – сказал Кусим и подхалимски улыбнулся, – ты же добрая, ласковая, никогда никого не обидишь…
Лориэль на ходу пнула его ногой. Кусим преувеличенно громко застонал, начал хромать, приволакивая ногу, но чародейка только злобно усмехалась, подчеркивая свою несравненную доброту и ласковость.
Ночь теплая, после сидения у костра шли некоторое время в сплошной тьме, потом глаза привыкли, по черному куполу проступили звезды, сперва казались мелкими и тусклыми, затем засияли во всю мощь, а вокруг возникли мириады мелких, похожих на серебристую пыль.
Страшно озаренные их светом выступили гребни гор, приблизились и ушли вверх, а на уровне своих глаз Ютланд рассмотрел широкий вход в гору, по бокам множество камней, что подземники вытаскивали из глубин и сваливали в стороны.
Дрэмер сказал властным голосом:
– Близко от поверхности их нет, разве что наткнемся на такую же группу, как и мы, что идет поохотиться на людей, но все равно всем соблюдать боевой порядок и быть начеку!
– Сделаем, – сказал Кусим бодро за всех. – Я уже ходил в эти пещеры… правда, неглубоко… в самом деле надо опуститься на ха-а р-рошую глубину, чтобы услышать, как эти твари долбят камень.
Он зажег факел и пошел рядом с Дрэмером. Из темного хода словно бы пахнуло слабым теплом и нечистым воздухом, будто в недрах горы располагался большой загон для скота.
Некоторое время шли по типичному ходу, где только по одному, а голову приходится пригибать, потом неожиданно туннель расширился, а свод поднялся так, что достать можно только острием меча в вытянутой руке. Дрэмер проговорил тревожно:
– Ход слишком… хоть стадо коров гоняй. Быстро они работают.
– Понятно, – сказал Кусим.
А немногословный Бер пояснил Ютланду:
– Рарахи расширили, выходить готовятся.
Лориэль пугливо оглядела большими стрекозьими глазами высокий свод.
– Еще немного, – сказала она пищащим голосом, – и Ящер сможет пролезть…
Дрэмер помрачнел, шаги его стали шире, весь подобрался, будто Ящер вот-вот покажется в туннеле.
– Лучше всем нам погибнуть здесь, – сказал он жестко, – чем пожрет нас в постелях сонными и теплыми…
Туннель изгибался, как дождевой червяк, обычно – из стороны в сторону, но чаще просто шел по наклонной вниз, то и дело поворачивал, и тогда все двигались в обратном направлении, только намного дальше от поверхности, затем встретили первый ход в сторону, Дрэмер посмотрел значки на стене и повел прямо, а в другой раз, когда туннель раздвоился, долго высчитывал что-то на зарубках в камне, в раздражении махнул рукой.
– Попробуем срезать угол, – сказал он угрюмо. – Не все же топать окольными.
– Да и сапоги не так стопчем, – поддержал Кусим жизнерадостно. – Я только вчера новые набойки поставил!
Ютланд шел сзади, поглядывал на скрещенные мечи на спине Кусима и на огромный лук Бера. Рядом, иногда задевая плечом, идет Лориэль, время от времени морщит презрительно носик, но в ее взгляде Ютланд всякий раз видел жгучий интерес. Высокомерная чародейка не желала себя ронять и опускаться до расспросов простого мальчишки, неизвестно за какие заслуги попавшего в отряд лучших бойцов, а сам он идет мрачный и молчаливый, явно подражая взрослым.
Постепенно воздух становился теплее и теплее, наконец Ютланд ощутил, как снизу поднимаются волны сухого жара. Даже стены нагрелись, Ютланд чувствовал от них внутреннее тепло. Дрэмер все так же двигался впереди, прикрывая левую часть груди, в правой меч острием вперед, на тот случай, если что-то прыгнет из темноты.
Чародейка рядом с Ютландом вдруг сказала быстро:
– Осторожно!.. Что-то прет навстречу!
Кусим сразу же отодвинулся от Дрэмера и постарался стать как можно более незаметным, хотя в проходе далеко не отступишь. Бер, напротив, сделал шаг вперед и одновременно к стене, задевая ее плечом, быстро наложил стрелу и натянул тетиву.
Из темноты выбежал тяжелыми прыжками огромный красный зверь, похожий на свирепого вепря размером с быка, только клыки торчат из пасти впятеро длиннее, острые, как ножи. На голове такие же рога, чуть изогнутые, сам весь из тугого переплетения жил и мускулов.
Он с ревом поднялся на задние лапы, в маленьких глазах сверкнула ярость. Пасть раскрылась для мощного рева, Дрэмер бросился вперед и заорал дико:
– Попалась, тварь?
Зверь повернул к нему голову, взревел и набросился, как волк на кролика. Дрэмер, закрывшись щитом, стойко выдерживал натиск, Кусим забежал за спину чудовища и быстро-быстро бил острыми мечами. Дрэмер взревел снова, распаляя монстра, чтобы тот не поворачивался, у Кусима страшные по силе удары, куда мощнее, чем у ратоборца, но ничтожная защита, а этот чудовищный рарах с одного натиска выбьет из него дух и жизнь.
Бер выпустил три стрелы, пока Ютланд сдернул свой лук и наложил стрелу. В проходе стоял дикий крик, рев, лязг и скрежет когтей по щиту и металлу доспехов, щелчок стрелы Ютланда прошел незамеченным.
Зверь содрогнулся, его маленькие глазки отыскали обидчика. Ютланд выпустил еще одну стрелу, и рарах с ревом бросился к нему. Ютланд отбросил лук и ухватился за дубину.
Он едва успел занести ее для удара, как рарах грохнулся мордой о пол, а на спину прыгнул Кусим и нанес последний удар в шею, где череп соединяется с туловищем.
– Ура!
Дрэмер подбежал к ним, глаза круглые.
– Уже? – спросил он неверяще. – Что-то быстро… Он не прикидывается?
– Ничуть, – заверил Куксим. – Взгляни, как я ему рассек спину!.. До сердца достал!
– Это мои стрелы, – скромно сказал Бер. – Да и Ютланд успел стрельнуть…
– Одна я ничего не делала, да? – спросила Лориэль язвительно. – А чего же он тогда весь обгорелый?.. Ладно, все мы сработали быстро и точно.
Кусим вытер лезвия мечей о шкуру рараха, а Ютланду сказал дружески:
– Не видал еще такого? Этого зовут кошмаром подземелий. Нападает только в проходах, где не развернуться в боевой порядок…
– Еще будут? – спросил Ютланд.
– Не волнуйся, – заверил Дрэмер, – будет много! И такие… и всякие разные. Не соскучишься.
– Это плохо, – ответил Ютланд.
– Почему? – спросил Дрэмер.
– Долго добираться до конца, – объяснил Ютланд серьезно.
Кусим расхохотался.
– Все слышали? – заявил он. – Нашего друга с дубинкой раздражают эти всякие рарахи. Ему до Штархона добраться не терпится!
Дрэмер оглянулся, белые зубы блеснули в дружелюбной усмешке.
– Ют, куда так торопишься?
– Надо успеть за ночь, – объяснил Ютланд.
– Ух ты!.. А что случилось? Мир рухнет?
– Еще как, – согласился Ютланд. – Мне бы не хотелось объясняться, куда это я хожу по ночам…
Они расхохотались, еще ничего не поняв, но ситуация смешная, как показалось всем, потом Дрэмер прикрикнул насчет боевого порядка, и все послушно двинулись следом.
Ютланд шел уверенно и солидно, как все, и держаться старался, как все, но сердце стучит взволнованно, а в голове крутится одна и та же мысль: неужели наконец-то добрался?.. Ну, почти добрался!.. Бурама сказал, что только здесь, в Черной Бездне, и находится тот единственный проход в загробный мир, но никто не сумеет к нему даже приблизиться… и теперь он начинает понимать почему.
Впереди блеснуло, навстречу понесся вал огня.
Дрэмер заорал:
– В укрытия!
И сам прыгнул за большой камень, пригнулся и прикрылся щитом. Остальные бросились к стенам, прячась за выступы. Ютланд сразу же спрятался за большой обломок скалы, явно сорвавшийся со свода, волна огня пронеслась справа и слева, опалив жаром лицо и открытые по плечи руки.
За первым валом покатился второй, затем раскаленные струи огня, будто их выплевывает затаившийся в глубине прохода дракон, начали ударять вдоль хода, а когда задевали стены, камень становился багровым и медленно стекал тяжелыми медленными каплями на пол.
Все продолжали в бессилии прятаться за камнями и выступами, Дрэмер прокричал зло:
– Он нас так в конце концов зажарит!
Бер крикнул горестно:
– Это рарах-морокун!.. Мои стрелы сгорают раньше, чем…
– Это шаман?
– Похоже…
Лориэль, сцепив зубы, бледная и решительная, трижды приподнималась из-за камня и посылала в глубь коридора слепяще яркий луч света, как решил Ютланд, но одна из стрел Бера попала в этот луч и мгновенно исчезла, превратившись в дымок, а лучник зло выругался и сказал что-то очень нехорошее насчет всех колдунов с той и этой стороны.
Ютланд наложил стрелу и натянул тетиву, выждал удобный миг, поднялся и быстро выстрелил в то место, откуда вылетают огненные струи. Ничего не случилось, но он ободрился, сам цел, выстрелил еще дважды. Огненный луч вдруг поднялся, изменив направление, ударил в потолок. На долгое время наступила темнота, в которой даже горящий факел показался слабой красноватой точкой.
Дрэмер с проклятиями бросился вперед, там гремело и звякало, Ютланд быстро проморгался, глаза снова обрели способность видеть в полумраке, все члены отряда уже стоят впереди над скрюченным телом зеленокожего дива, похожего на человека, только со звериной мордой и крючковатыми лапами. С головы свалился сине-красный колпак, обнажая зеленую лысую голову с зачатками рогов.
Когда Ютланд подошел, все перевели на него взгляды. Он сперва не понял, почему к нему такое внимание, потом увидел две торчащие стрелы в груди морокуна, а третья засела в черепе, пробив его насквозь. Он узнал свои стрелы.
Кусим деловито обшарил карманы душегрейки убитого шамана дивов, Бер снял с убитого добротные сапоги, повертел, рассматривая, затем тут же решительно разулся, свои истоптанные отбросил в сторону, а трофейные надел, прошелся, гордо и деловито притопывая.
– Как, – сказал он довольно, – хорошо смотрятся?
Дрэмер сказал хмуро:
– Как-нибудь нечаянно прибью в темноте.
– Ну ты чего? – сказал Бер обиженно. – Я ж не истыкал тебя стрелами, когда ты был в шкуре харна?
Лориэль сказала звонко:
– Сюда идут… Двое или трое!
– Ого, – сказал Дрэмер встревоженно, – чего это они…
– У нас научились, – сообщил Кусим.
– Хорошему бы учились, – огрызнулся Дрэмер, – чем вот так…
– А у нас хорошему научиться можно?
Бер сказал нервно:
– Тихо!..
Он не договорил, послышался тяжелый топот. Из темноты вынырнул огромный, под потолок, и широкий настолько, что почти задевает обе стены, массивный рарах в кожаных доспехах. Тускло блеснули металлические наручи на широченных, как бревна, запястьях, Ютланд увидел железный щит, прикрепленный почему-то на плече, правда, плечо такое, что шире груди Дрэмера. На голове самый настоящий шлем, размером с котел, хотя ужасающе безобразное лицо открыто, торчащие изо рта клыки закрывают треть морды.
Лориэль, уже изготовившись, сразу же запустила самый мощный огненный шар в морду чудовищному диву. Ослепленный, он тупо ткнулся ею в выступ скалы на повороте, обиженно взревел и торопливо тер лапами, стараясь дать побыстрее проморгаться слезящимся глазам.
Дрэмер прыгнул вперед с диким воплем, прокричал что-то совсем уж оскорбительное, див развернулся и начал ловить его, часто-часто моргая мокрыми глазами. Дрэмер орал и колол его мечом, дважды ухитрился рубануть, Кусим забежал сзади и свирепо кромсал спину дива, руки Бера мелькали с такой скоростью, что Ютланд слышал только частые щелчки тетивы и свист стрел.
Сам он выстрелил, стараясь попасть в морду, остальное закрыто доспехами, охотничья стрела вряд ли пробьет даже двойной слой выделанной особым способом толстой кожи. Вдруг Кусим выбежал из-за спины дива, в руках два залитых по самые рукояти меча.
– Там еще двое! – прокричал он. – Держитесь…
Он нырнул за спину Дрэмера, старался достать чудовище оттуда, хотя самые тяжелые раны разбойник наносит, когда бьет именно в спину…
Стены задрожали, жуткого рараха подтолкнули сзади, не в состоянии обойти. Дрэмер отступал и орал всем, не оборачиваясь, чтобы отходили, Лориэль бросала один огненный шар за другим, Бер всаживал стрелу за стрелой, а Ютланд прицелился и снова выстрелил, потом еще и еще.
Рарах грохнулся оземь с жутким ревом, а через него полезли, протискиваясь между его телом и сводом, сразу два страшных зверя, застряли и жутко ревели. Ютланд, сцепив зубы, бил стрелами, оттягивая тетиву до уха, стрелял Бер и бросала шары Лориэль, а Кусим ухитрился взбежать по телу павшего рараха и быстро рассек обоим дивам широкие носы.
Кровь хлынула на труп сраженного собрата, один отшатнулся, другой, напротив, полез вперед с удвоенной злобой. В него стреляли, его рубили, наконец он взревел особенно страшно и упал на труп.
Дрэмер закричал:
– Только бы третий не полез! Совсем закроем проход!
Кусим крикнул бодро:
– Надо самим лезть, пока еще можно…
Дрэмер сказал зло:
– Вот и лезь первым!
Кусим расхохотался:
– Конечно, я о себе и говорил…
– Не сметь! – проорал Дрэмер. – Только ратоборец идет вперед. А ты… если только меня убьют.
* * *