ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 2
Глава 13
Див размером с человека, зеленый, как малахит, на плечах серая шкура, скрывающая плечи и спину, в руках жезл с раздвинутыми в сторону рогами наверху и золотым крючком внизу.
На мгновение их взгляды встретились, туман уже надвигается, сейчас скроет властелина болот, Ютланд торопливо вскрикнул:
– Погоди, не исчезай!
Он слышал, как ахнула Ирина, и чувствовал, как с недоумением посмотрели остальные, но крикнул громче:
– Я не драться пришел! У меня к тебе один-единственный вопрос…
Водяник отступил в туман, Ютланд торопливо пошел за ним, услышал за спиной удивленно:
– Он что, надеется, что Водяник станет говорить с мальчишкой?
Ютланд шагнул в туман, тот сдвинулся, фигура в зеленом вырастает прямо из грязи шагах в пяти, колени держит сильно согнутыми, потому сейчас выглядит ниже человека на голову. Ютланд рассмотрел измененные ступни, больше похожие не то на звериные, не то на лапы ящера с большими острыми когтями. Руки все еще наполовину руки, хотя ногти превратились в когти, да еще лицо выглядит звериным, страшное сочетание, когда на морде зверя горят злобой осмысленные человеческие глаза.
От кисти и до локтя руки Водяника укрыты настоящими боевыми наручнями, блещут золотом и украшены сложным рисунком, явно снял с погибшего знатного героя.
– Я пришел не сражаться, – повторил Ютланд.
Водяник смотрел на него жуткими провалами глаз в черепе, теперь Ютланд, осторожно подходя ближе, рассмотрел, что голова Водяника похожа больше на измененный человеческий череп, покрытый зеленой плесенью, безгубый рот сильно вытянут вперед, зубы кажутся длиннее, чем на самом деле.
– А зачем? – спросил он сиплым квакающим голосом.
– Мне сказали, – проговорил Ютланд осторожно, – ты можешь ответить на очень важный вопрос…
– Может быть, – ответил див тем же неприятным голосом. – Только захочу ли…
– Это очень важно, – сказал Ютланд просящее.
– Мне?
– Тебе все равно, – пояснил Ютланд, – тебе это не вредит, а мне очень даже важно…
Он приободрился, вполне возможно, Водяник в самом деле был когда-то человеком, которого очаровала и заставила отречься от человеческого племени коварная водяница. И хотя служит Ящеру, однако, судя по разговору, не такая безмозглая тварь, как все эти созданные его черным колдовством Крагл, Драгар, Гораглет, Дархан…
– Скажи, – попросил Ютланд, – слыхал ли ты о всаднике на огромном черном коне с огненными глазами, которого всегда сопровождает большой черный хорт?
Водяник сделал шаг ближе, в провалах глаз слабое свечение, словно гниет и светится трухлявое дерево. Ютланд видел, как див всматривается в него очень внимательно, и потому стоял неподвижно, хотя от приближения страшной твари по коже побежали мурашки.
– Ого, – проквакал Водяник, – не много хочешь знать?
– Не много, – ответил Ютланд. – Я же не спрашиваю, где ты хранишь золото?
– А хотел бы знать?
– Нет, – ответил Ютланд честно. – Я хочу знать об этом всаднике…
Водяник сделал еще шажок, проговорил медленно, не отрывая от его лица взгляда неприятных глаз:
– О нем мало кто слыхал… что и понятно… но я поглотил всю мудрость верховного жреца дрягвы Торнавия, потому знаю, о ком дерзаешь интересоваться…
– Где он? – вырвалось у Ютланда.
Лицо Водяника слегка искривилось, хотя Ютланд был уверен, что череп не может изменить своего вечно насмешливого выражения.
– А ты как думаешь?
– Не знаю, – ответил Ютланд растерянно.
– Конечно же, – сказал Водяник и подошел ближе, – не в Болотной гати, раз он весь из огня и ярости…
– А где? – спросил Ютланд с надеждой. Сердце его застучало часто и взволнованно. – Где он?
Водяник сделал еще нарочито неторопливый шаг, чтобы не пугать резкими движениями, теперь между ними оставалось всего два недлинных шага.
Ютланд сделал невольное движение, чтобы отступить, Водяник сказал насмешливо:
– Все знают, что я слаб в открытом бою. А ты меня боишься?
– Нет, – ответил Ютланд через силу.
– А зря, – вдруг сказал Водяник.
Ютланд не успел моргнуть, цепкие пальцы ухватили его за плечи и дернули навстречу Водянику. Страшная пасть ухмыльнулась прямо в лицо.
– Все считают, – он уже не квакнул, а прошипел люто, как болотная змея, – меня ничтожным в прямой схватке… дескать, пользуюсь чарами и насылаю созданных мною зверей… Но еще помню, как сражал в бою… а теперь мои силы во сто крат…
Ютланд хрипел, стонал, его ладонь с растопыренными пальцами уперлась в подбородок дива и пыталась оттолкнуть, но страшная ухмыляющаяся пасть с острыми зубами приближалась и приближалась с каждым мгновением.
– Теперь твое знание о том всаднике, – прошипел Водяник, – умрет с тобой вместе… Как сладко видеть такую муку…
Сквозь рев крови в ушах и грохот в черепе Ютланд услышал частое шлепанье по воде бегущих ног, донесся вскрик.
Водяник насторожился, сам поднял голову, злобно и разочарованно зашипел.
– Ют! – донесся сквозь туман вскрик.
– Здесь, – крикнул Ютланд. – Осторожно…
Водяник начал подниматься, оставив жертву, однако Ютланд крепко ухватил его в объятия, а из тумана выскочили Никониэль, а за ним вся группа. Деониссимо вскрикнул от неожиданности, но сразу вскинул лук, остро блеснуло. Ютланд ощутил жар, в ноздри ударил резкий запах горелой плоти. Лучник сразу ударил огненной стрелой, а Ирина поспешно бросила красный шар пламени.
Никониэль с размаху обрушил на спину Водяника тяжелый меч. Страшнозол крикнул предостерегающе:
– Руки мальчишке не обруби!
– За собой смотри, – огрызнулся Никониэль.
Тело Водяника дергалось, он все еще старался освободиться, Ютланд отчаянно удерживал, потом дива-колдуна не найти, в лицо брызгала зловонная кровь, сильно пахнет горелым мясом…
Наконец Водяник перестал рваться из его рук, чуть позже его стянули с Ютланда, еще немного потыкали мечами. Никониэль в злом азарте вообще отрубил голову этого главного дива Болотной гати и сунул в кожаный мешок.
Ютланд поднялся, на него изумленно смотрели во все глаза, а он устало стирал с лица кровь дива, осматривал себя, ран нет, только ушибы и царапины.
– Ты просто счастливчик, – проговорил наконец Никониэль. В его хмуром голосе озадаченности было больше, чем ликования. – Еще какой! И с Водяником поговорил… и чуть не задавил властелина болот…
– Это Водяник его чуть не задавил, – возразил Страшнозол, – но ты прав, парнишке просто чудовищно повезло. Хотя нам повезло еще больше, не так ли?
– Так, – согласился Никониэль.
– Мы не отыскали бы Водяника, – вдруг сказала Ирина, – это Ют сумел его заинтересовать, задержать, а потом схватил и держал… для нас. Иначе мы бродили бы по болоту, пока не попадали от усталости. И тогда бы Водяник всех нас…
Ютланд с жалостью оглянулся на порубленное тело болотного дива. Деониссимо уже шарит в его одежде, на поясе ключа не оказалось, отыскать удалось только под мышкой в хитро подвешенном на тонком шнурке мешочке.
Все четверо с торжеством раскрывали сокровища хозяина Болотной гати, Ютланд слышал вопли восторга: в сундуках оказались наручи Карающей Длани, наручи Титана и наручи Доблести, а еще, очень важное – Браслет Проклятых из дивного серебра…
– Это кудеснику Марилию, – сказал Никониэль со вздохом сожаления, – таков был уговор… Ого, камень Вечности!
Страшнозол шепнул Ютланду:
– Чего он удивляется, такой остается после смерти каждого могучего мага! Если, конечно, происхождение у него не от человека, а от дивов. Жрец Холард охотится за такими в Куявии, но мы отнесем своим чародеям, они умеют использовать магию долунного мира не хуже…
Деониссимо с торжеством вытащил и вскинул над головой в вытянутой руке золотой браслет.
– Есть!
– Браслет князя Хнора, – шепнул Страшнозол, – великого героя прошлых времен. Когда-то обладал просто чудовищной мощью! Говорят, двигал горы!
– Князь Хнор?
– Нет, браслет. А вот когда попал в эти вонючие лапы, силы в нем почти не осталось… Ничего, наши ведуны сумеют восстановить прежнюю мощь.
Ютланд почти не слушал, в голове все еще звучат уклончивые слова Водяника, что глупо искать в болоте таинственного всадника, который весь из ярости и жаркого пламени…
– А есть, – спросил он, перебив на полуслове, – места, где дивы не в болотах, а… в жарких местах? Где огонь?
Никониэль выгреб из сундуков последние горящие огарки свечей, такими эти древние светочи казались Ютланду.
– Страшнозол, – крикнул он веселым голосом, – ты рвался быть ведущим?
Страшнозол откликнулся:
– Не то чтобы рвался…
– Давай, вперед!
Страшнозол хлопнул Ютланда по плечу и немедленно побежал вперед, гордый тем, что хоть так побудет лидером.
Болото перестало хлюпать под ногами, воздух посвежел, а наверху словно убрали низкий навес с грязными тучами. Во всей страшной красоте распахнулось звездное небо, широкой бледной полосой протянулся След Молочной Кобылицы, что есть несметная россыпь звезд, слившихся воедино, остальные же в сторонке надменно и ярко светят каждая по себе. Небо настолько чисто и прозрачно, что звезды странно и дико висят в совершенной пустоте.
Рассвет уже угадывается по свежему воздуху, под утро он просто режет ноздри. Появились и начали уплотняться неопрятные полосы тумана, пугающе прячут под собой землю, подбираются все ближе, сперва в нем потонула высокая трава, а сейчас исчезают и мелкие кустарники…
Страшнозол сказал бодро:
– Смотрите, а наши еще не спят!
– Или уже проснулись, – возразил Деониссимо.
– Караульные не спят, – уточнил Никониэль. – Нам тоже не мешает вздремнуть…
– Вздремнуть? – изумился Страшнозол. – Да я теперь двое суток будут дрыхнуть без просыпу!
– И в корчму не пойдешь? – спросил Никониэль.
– Нет!
– А побахвалиться?
Страшнозол задумался, на лице мучительная борьба, наконец махнул рукой.
– Ладно, сперва в корчму на часок… а потом спать, спать, спать…
Деониссимо, записной говорун, начал рассказывать, как он продаст свою часть добычи, а с большими деньгами переселится в какую-нибудь мирную страну, где в кисельных берегах текут молочные реки.
Слушали его невнимательно, а Страшнозол вообще сказал с пренебрежением:
– Ну был я в той счастливой, как считаешь, стране. Ну, и что там хорошего?
Ютланд сказал с удивлением:
– Ну а как же? Я ж говорю, молочные реки, кисельные берега…
Страшнозол поморщился.
– Как-то пришлось мне вылезать из молочной реки на кисельный берег… Тебе бы такое удовольствие!
Ютланд попытался представить себе такое выкарабкивание, содрогнулся.
– Да, что-то в нашей мечте не так…
Деониссимо возмущенно хрюкнул, но, похоже, призадумался. Едва прошли под воротами, Ютланд сказал с неловкостью:
– Я на постоялый. Завтра увидимся.
– Завтра уже наступило, – сказал Деониссимо жизнерадостно. – Но поспи, поспи. На тебе лица нет. А то, что есть, совсем не лицо… Увидимся!
Его хлопали по плечам, благодарили за стойкость, потом все пошли к баракам, Ютланд повернул было к постоялому двору, но хлопнул себя по лбу и побежал за ними.
Деониссимо обернулся, воскликнул радостно:
– Решил с нами?
– Надо спросить Михея, – ответил Ютланд. – Вопросы есть.
– Это нетрудно, – заверил Деониссимо, – Михей встает рано.
Никониэль бросил:
– А он вообще ложится? Я ни разу не видел спящим.
– Он спит стоя, – сказал Страшнозол авторитетно. – Как конь.
* * *