ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 5
Глава 12
Ютланд внезапно придержал коня, а хорт выбежал вперед и, подняв переднюю лапу в воздух, застыл так, нюхая воздух.
Мелизенда спросила пугливо:
– Там что… опасное?
– Не обязательно, – ответил Ютланд негромко, – хотя запах и мне как-то не очень…
Она повернула голову и всмотрелась в его лицо:
– Ты… на таком расстоянии слышишь запахи?
Он кивнул.
– Конечно. Я же охотник. И пастух.
Она промолчала, смятенно стараясь понять, всегда ли от нее пахнет прекрасно и замечательно, а он напряженно всматривался, наконец далеко впереди внизу на дороге появились трое громадных существ, за ними на толстой цепи тащится, едва передвигая ноги… ребенок лет пяти!
Мелизенда охнула, Ютланд соскочил на землю и быстро сдернул ее вниз.
– Дорога делает зигзаг, – сказал он, – они пройдут здесь. Лучше нам переждать за вот этими камнями.
– А конь и хорт?
– Они не пикнут, – ответил он. – Не болтливые.
Она хотела сказать, что она вовсе не болтливая, а рассудительная и обстоятельная, всегда все объясняет подробно, а если ей говорят глупости, поправляет и рассказывает, что и как надо было правильно, однако Ютланд не слушал, отвел коня и хорта за кусты, велел обоим лечь, и они к удивлению Мелизенды тут же послушались. Она хотела сказать тут же, что она ему не конь и не хорт, но он так посмотрел, что у нее язык примерз к гортани.
Вот так все четверо прятались и смотрели из зарослей, а на повороте дороги показались три огромных дива. Ютланд определил в них эгров, чудовищно могучих существ, что постепенно расширяют места обитания в Рипейских горах. Будь поумнее, давно бы с легкостью вытеснили оттуда как куявов, так и артан, а так люди пока что держатся в наиболее укрепленных местах, хотя свободно бродить по горам уже отвыкли.
– Умный эгр, – проговорил Ютланд, голос его дрогнул. – Значит, это правда…
– Что правда?
– Эгры очень сильные, – ответил он, – но тупые, как женщины. Потому с ними пока что воевать удается. Но, говорят, появился некий эгр, что превосходит их по уму в десятки раз… Вот он идет, третьим…
Она съязвила:
– Умный, как мужчина, да?
Он кивнул.
– Да. Смотри, он даже понимает, как напяливать доспехи!
– Подумаешь, – прошептала она. – Все мужчины умеют делать эту глупость…
Он буркнул что-то, а она смотрела из-за веток и не могла удержать нервную дрожь. Все три чудовища громадные и налитые свирепой звериной силой, но третий еще и умело закован в латы, на мощных лапах стальные наручи, а на голове металлический шлем, из-под которого злобно блестят маленькие глазки.
– И такой же красивый, – прошептала она, не удержавшись, несмотря на страх, – как все вы…
За третьим, который умный эгр, на длинной цепи в самом деле идет, шатаясь из стороны в сторону, ребенок, худой, изможденный, кожа да кости, бледные руки бессильно болтаются вдоль тела, а тонкие как прутики ножки едва переступают по холодной и кое-где промерзшей земле.
Она прошептала возмущенно:
– Как они могут?.. Это же ребенок!
– Видимо, – сказал он, – ценная добыча.
– Тогда взяли бы на руки, – прошипела она. – Или на плечи! Он же ничего не весит!
– А если это враг? – предположил он. – Посадить такого себе на плечи – опозорить навеки и себя, и свой род.
Она ахнула:
– Враг? Такой маленький?
Он пристально всматривался в приближающегося пленника. Ветер дует в их сторону, можно не страшиться, что эгры почуют их запах, как и пленник, что-то в нем странное…
– А если, – произнес он тихонько, – он такой и есть? Какой-то мелкий народец?
Она прошептала возмущенно:
– Я чувствую, что это ребенок! А они… они… звери!
– Звери, – согласился он. – Ну и что? Мы тоже – звери. Ты вот вообще… Пусть идут себе своей дорогой. У них свои дела, у нас свои.
Она прошипела:
– И мы его не освободим?
Он сказал саркастически:
– Нет, конечно.
– Почему еще и «конечно»?
– Я освободил, – напомнил он, – по твоему настоянию, одну несчастную. И что устроила?.. Не та несчастная, а кто-то другой, не помнишь?
Она прикусила губу. Эгры тяжело протопали мимо, а за ними протащился крохотный пленник. Даже Мелизенде он был не выше пояса, и настолько худ, что с легкостью несла бы его на руках.
На краткий миг их взгляды встретились, она вздрогнула, ощутив, что пленник их заметил, но не подал вида, тащится все так же устало, загребая израненными голыми ступнями мерзлую землю и зернистый снег.
– Это несправедливо, – прошептала она. – Таких маленьких обижать нельзя.
– Вообще-то нельзя и больших, – возразил он, – но обижают всех и всяких. Так вообще-то справедливее.
– Это эльф, – сказала она вдруг. – Видел, какие у него уши острые?
– Может быть, – ответил он равнодушно. – А чем эльфы лучше?
Она приподнялась над камнямии и посмотрела им вслед. Все четверо отдаляются быстро, эгры хоть и шагают вроде бы медленно, но с их ростом двигаются быстрее человека.
– Он ребенок, – выдвинула она последний довод. – А детей обижать нельзя… все равно!
– Почему?
– Потому что!
– А-а-а…
– Давай вернемся, – предложила она, – сообщим в ближайшем селе насчет этих зверей.
Он фыркнул.
– И что? Думаешь, там найдется достаточно смельчаков, чтобы пойти на трех эгров, да еще когда один из них – Умный Эгр?
– А в городе?
– Из города отряд доберется сюда только через три-пять дней, – ответил он. – И что они найдут?
Она вскрикнула в отчаянии:
– Тогда сделай сам что-нибудь!
– Что?
– Хоть что-то! Я тебя всю жизнь слушаться буду!
Он вскинул брови, поглядел на нее в изумлении.
– Ты в самом деле готова… вот так… за какого-то эльфячьего детеныша…
– Да! – ответила она пламенно. – Да! Клянусь!
Он пожал плечами, молча сбежал вниз на тропу, повернулся и расставил руки. Мелизенда хотела спуститься красиво и величественно, но склон чересчур крут, ее понесло вниз, и она вбежала в его объятия, как будто вот так всю жизнь хотела в них попасть.
Конь и хорт спустились без труда, смотрели на нее с высокомерным презрением. Она с великим трудом заставила себя высвободиться из его рук, почему-то показалось, что и ему не хочется ее отпускать, но это понятно, он же почти мужчина, а все они такие…
Ютланд, не говоря ни слова, вскочил в седло, протянул руку. Мелизенда уже привычно вспорхнула к нему, однако на этот раз он посадил ее себе за спину. Хорт, что-то поняв, выскочил на дорогу и побежал медленно, все время оглядываясь.
Ютланд вытащил лук, стрела легла на тетиву. Сердце стукнуло чуть чаще, все-таки в руках оружие, но тут же вернулось к прежнему полусонному ритму. Когда на коне, легко уйти не только от могучих, но неуклюжих эгров. Если что-то пойдет не так, его никто не остановит…
Дорога сделала поворот, и они увидели идущих впереди эгров. У Ютланда мелькнула мысль схватить бредущего позади пленника, повернуть коня и умчаться, однако взгляд упал на цепь. Одним концом приклепана к ошейнику пленника, другим к поясу Умного Эгра…
– Теперь держись, – прошипел он, – и не вздумай вопить за ухом.
– Молчу, – ответила Мелизенда тоже шепотом. – Как рыба! Как две рыбы. Как целая стая больших глупых рыб… Но – красивых.
Конь пошел быстрее, Ютланд натянул тетиву, Мелизенда услышала звонкий щелчок, и тут же отважный пастух схватил другую, третью, четвертую…
Стрелял он невероятно быстро, а там на дороге раздался дикий рев, полный боли и страха. Умный Эгр, пораженный стрелами в спину, развернулся и сдернул с пояса дубину. Ютланд выстрелил еще дважды, потрясенная Мелизенда увидела белые оперенья в глазницах чудовища.
Эгр сделал еще два шага и рухнул, едва не придавив маленького пленника.
Два других эгра с диким ревом кинулись на всадника, в огромных лапах очутились исполинские дубины. Конь начал пятиться, а Ютланд быстро-быстро выпустил несколько стрел, эгры зашатались и один за другим рухнули, загораживая огромными телами узкую тропу.
Алац перепрыгнул через обоих, Мелизенда восторженно вскрикнула. Маленький пленник стоит возле трупа Умного Эгра, серьезное личико задрано кверху, в глазах нет страха, но нет и радости.
Ютланд опустил Мелизенду на землю. Она сразу же бросилась к несчастному существу, упала перед ним на колени, он даже не шелохнулся, а она схватила в объятия, прижала к груди и начала уверять, что все кончилось, теперь он среди друзей.
Хорт бегал вокруг сраженных эгров, нюхал, лакал обильно вытекающую кровь, в сторону Ютланда поглядывал с вопросом в не по-собачьи умных глазах.
Ютланд подъехал ближе и, не покидая седла, сказал властно:
– Ну?.. Мы его освободили. Поехали дальше?
Мелизенда ахнула.
– Как? Оставив его здесь?
– Ты требовала освободить, – напомнил Ютланд. – Эгры убиты, это существо свободно. А ты теперь всю жизнь будешь мне сапоги чистить… и в зубах приносить.
Она вскрикнула:
– Как это свободен? А цепь?
– Насчет цепи разговора не было, – обронил Ютланд. – Ладно, сейчас посмотрю.
Он соскочил с коня, пленник поднял мордочку. Глаза огромные и раскосые, сильно вздернутые краями к вискам, уши удлиненные и с острыми, как у коня, кончиками. Только без шерсти, жаль, было бы совсем красиво.
– Ты кто? – спросил Ютланд.
Пленник потупился, молчал, Ютланд сжал кулак, Мелизенда вскрикнула негодующе:
– Ты что? Убить его хочешь?
– Почему не отвечает? – возразил Ютланд. – Конечно, я не дурак-эгр, в плен не возьму, мудро убью на месте.
Она спрыгнула с коня, обхватила детеныша руками, всхлипнула.
– Он весь дрожит, у него нет такой шерсти, как у эгров! Он совсем замерз!.. Ты кто, малыш?
Пленник наконец ответил тоненьким и противным, как комариное жужжание, голосом:
– Меня зовут Инниэль.
Ютланд буркнул:
– Уже что-то. Да, это эльф. Только чего он здесь? Шпионил? Неправильно эгры сделали, шпионов надо на месте… Ну да ладно, я не местный, меня здешние тайны не касаются. Мелизенда, сбегай к мешкам, поищи там клещи. Или молоток с зубилом.
Она гордо вскинула голову, уже чисто по-женски забыв про свои пламенные клятвы, данные только что.
– Это ты мне?
Он смерил ее холодным взглядом, явно хотел что-то сказать другое, но лишь пожал плечами.
– Ну, если хочешь оставить это чудо на цепи, как непослушного пса…
– Уже иду, – буркнула она.
Он проводил ее взглядом, взял в руки цепь, взвесил на ладони. Звенья крупные, явно рассчитанные на то, чтобы удерживать настоящего зверя, а не эту худосочную мелочь. Звенья склепаны надежно, а еще концы и приплюснуты, чтобы не просунуть острие зубила…
Мышцы напряглись, кровь пошла толчками, он напрягся, тихонько звякнуло. Эльфенок наблюдал за ним огромными серьезными глазами, в лице ни кровинки, но они вообще-то и так бледные.
От коня донесся расстроенный крик Мелизенды:
– Нет тут никакого зубила! И молотка! Даже клещей…
Ютланд отмахнулся.
– Да ладно, обошлись.
Она подбежала с одеялом в руках, уставилась вытаращенными глазами на оборванную цепь. На ошейнике осталось болтаться всего несколько звеньев.
– Но… как?
– Прогнило, – ответил он равнодушно. – Или жуки источили. Хотя, может, этот твой спасенный изгрыз, бежать собирался? Так что ты ему пальца в рот не клади. Видишь, что с цепью сделал.
Она поспешно кутала в одеяло детеныша эльфов, заботливо укрыла его босые ноги. Ютланд поморщился, когда она посмотрела на него требовательно.
– Что?
– Мы его возьмем с собой, – заявила она твердо.
– А зачем? – спросил он. – Сапоги ты мне и так будешь чистить… Давай его лучше отдадим хорту. Он уже голодный.
Она сказала обвиняющее:
– Он у тебя всегда голодный!
– Поехали? – предложил он.
Она посмотрела на него исподлобья.
– Ты в самом деле способен его бросить? Ладно, если возьмешь с собой, то я еще и бить себя разрешу.
Он подумал, кивнул.
– А-а-а, ну, как у всех людей. Ладно. Только втроем на одном коне не поместимся.
– Поместимся, – возразила она. – Мы все трое не толстые.
– Все равно неудобно втроем, – сказал он. – А коня можно добыть только далеко внизу. В долине. Спереди или сзади.
Она спросила:
– А куда ближе?
Он задумался, в это время из одеяла пропищал спасенный:
– Ближе всего к Тинналанду.
Ютланд буркнул:
– А что это?
– Наша страна, – ответил тихохонько детский голосок.
Ютланд сказал враждебно:
– Не слышал о такой.
– Она закрыта для людей, – проговорил тихонько эльф. – И для тварей этого мира.
– Магией закрыта? – уточнил Ютланд.
– Да…
Мелизенда смотрела непонимающе, а Ютланд кивнул с хмурым видом.
– Тогда, значит, никто о ней в окрестных краях не знает. А как туда добраться?
Эльф спросил настороженно:
– А тебе зачем?
Мелизенда вскрикнула:
– Он помочь тебе хочет! Отвезти туда!
– Я этого не говорил, – возразил Ютланд.
– Я же вижу, – сказала она пылко. – Инниэль, как тебя туда доставить?
Эльф посмотрел на обоих исподлобья.
– Тебе скажу, – произнес он тоненьким голоском, – а ему… нет. Он черный и страшный. В нем зла больше, чем камней в этих горах.
– Глупенький, – возразила она ласково, – мы же с ним вместе. Я не могу тебя доставить, меня он тоже спас и везет домой. Но я из Вантита, туда еще далеко, а твоя страна, говоришь, рядом?
Эльф поколебался, все еще смотрел с недоверием, наконец произнес тихо:
– Вы слишком разные… Он – само зло. Я не знаю, как это вы вместе…
– Ты еще совсем маленький, – сказала Мелизенда рассудительно. – А мы уже почти взрослые. У взрослых все иначе. Злые и черные не всегда злые и черные, если они… ну, не одни.
– Не понимаю, – упрямо сказал эльф, – но тебе верю. Если так говоришь, то… моя страна вон за той горой с раздвоенной вершиной в виде седла. Вход в нее закрыт, но я знаю особое слово…
Ютланд сказал саркастически:
– Ну-ну, и вот однажды, пока взрослые тебя не видели, воспользовался своим словом и тайком выскользнул в этот мир, чтобы поглазеть на диковинки!.. Так что не такие уж мы и разные, сопливый и не такой уж и светлый эльф.
Эльф молчал, уронив голову, плечи тоже опустились. В глазах заблестели слезы.
– Нас было двое, – прошептал он.
– И где второй? – спросил Ютланд.
Мелизенда уточнила:
– Или это была девочка?
– Нет, мой друг Чинаэль… Когда за нами погнались, мы бежали так быстро, что потеряли друг друга. Но я убегал от одних, наскочил на других…
– Мальчик, – протянул Ютланд, – ну, мальчика не так жалко.
Мелизенда посмотрела с упреком.
– Мне всех жалко!
– Девочку было бы жальче, – сказал Ютланд равнодушно. – Не знаю почему… Ладно, давайте все на коня, а там посмотрим.
Эльф посмотрел на Алаца и содрогнулся всем телом, а когда к нему подошел хорт и начал с подозрением обнюхивать, закрыл глаза и привстал на цыпочки, словно надеялся взмыть в облака.
Ютланд поднялся в седло, протянул руку, но Мелизенда подала ему сперва заодеяленного эльфа, а потом поднялась сама. Ютланд пересадил ее за спину и сунул в руки спасенного.
– Готова?
– Да, – ответила она с беспокойством. – Только не гони, а то я теперь не держусь…
– Так держись!
– А кто будет держать Инниэля?
Он недовольно буркнул что-то себе под нос, Алац двинулся шагом, затем рысью, но чувствовалось, что старается не делать резких рывков, даже когда перешел на галоп.
* * *