ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 4
Глава 13
Ютланд поглядывал в спину Тераоке, главе отряда, он единственный, кто закован в доспехи, вооружен таким же громадным двуручным топором, как и сам Барбарус, рядом с ним едет разбойница, Ютланд видел, как ее тонкие пальцы то и дело щупают рукояти двух мечей с длинными и тонкими лезвиями. За ними держится на красивой гнедой лошадке следопытница по имени Любавушка с ее громадным луком, а замыкает группу чародейка Наивная, нужно помнить ее имя и не назвать случайно Галиной, это имя почему-то очень не любит… Она всегда готова обрушить на противника потоки огня и превратить его в пепел… хотя с ущельным драконом, что сам заплюет огнем кого угодно, такое вряд ли получится.
Ну хоть боевой порядок выдерживают, подумал он. Следопыт метко стреляет из лука, чародей издалека бьет магией, им и надо держаться сзади, в ближнем бою они слабее всех, а вовсе не потому, что женщины…
Ущелье все сужалось, наконец с двух сторон поднялись отвесные стены, а дальше виднеется такая щель, что протиснуться можно разве что по одному.
В одном месте на стене грубо процарапан широкий крест. Вредная поинтересовалась ленивым голосом:
– Так просто?
Тераока буркнул:
– Если ты здесь не была, но тебе вообще нечем бахвалиться.
Он соскочил на землю, подошел к стене вплотную. Все остановили коней, ждали, а он проговорил заклинание, трижды ударил в камень кулаком.
Вредная сказала ехидно:
– И что?
– Жди, – отрезал он. – Это тебе не рыбку ловить в тихом пруду.
В стене медленно начали проступать кроваво-красные знаки, зловещие и заставляющие сердце колотиться в тревоге, как пойманная птица. От камня полыхнул свет, померк на миг, но разгорелся снова, уже оранжевый, что быстро перешел в холодный.
Стена сухо треснула, словно толстая льдина по весне. Сверху вниз пробежала черная зубчатая трещина. С недовольным ворчанием обе половинки пошли в стороны, снизу раздался тяжелый скрежет и скрип. За раздвигающимися камнями блеснул свет, пахнуло свежим воздухом, Ютланд уловил запахи горелого дерева и оплавленных камней.
– Вот и все, – произнес Тераока. – Если кто-то уже трясется, может вернуться.
Чародейка Наивная сказала тихо:
– Не обращай на нее внимания. Она всех жалит. Характер такой.
Вредная фыркнула, но смолчала. Ход открылся пугающе огромный, с высоким выгнутым сводом. Тераока быстро взобрался на коня и двинулся первым, прикрываясь привычно щитом, хотя вокруг только голые и настолько сглаженные стены, что почти отполированные, разве что со множеством глубоких продольных и очень длинных царапин.
– Это от шипов на боках, – объяснил Тераока, не оборачиваясь.
– Они так высоко? – спросила Наивная.
– Это не высоко, – ответил Тераока. – Просто дракон… не мелкий.
Еще как не мелкий, мелькнуло у Ютланда устрашенное. Царапины на граните с обеих сторон говорят о том, что проползающий дракон заполнял собой весь проход, а еще о том, что шипы на его броне крепче камня. И намного крепче, если продолжают оставлять отметины все выше и выше по мере того, как растет дракон.
Кони всхрапывали тревожно и прядали ушами в незнакомом и пугающем месте. Проход вывел в узкую долину, зажатую между двух отвесных стен такой высоты, что смотреть страшно. Между ними настоящая зелень, трава роскошная, нетронутая, кое-где кустарник, а над головой блистающее синью небо.
Тераока сказал негромко:
– Теперь проход ему не нужен.
Любавушка зябко передернула плечами.
– Значит, стал еще крупнее?
– С крыльями уже взрослый, – бросил Тераока, – а ты знаешь кого-то, кто с возрастом становится мельче?
Любавушка нахмурилась, но смолчала. Тераока вздохнул, лицо его помрачнело, но воскликнул с натужной бодростью:
– Вперед! Закончим дело побыстрее!
Все понеслись за ним по каменистой земле с грозным грохотом, Ютланд тревожно поглядывал на небо, дракон вполне может услышать приближение к его логову. Однако, кроме стука копыт и всхрапывания коней, никаких других звуков, будто все вымерло, даже стрекота кузнечиков или жужжания пчел не слышно.
Начали попадаться кости, Ютланд рассмотрел среди них черепа как людей, так и коней. Многие изломанные чудовищной силой, на костях остались отметины крупных зубов.
Любавушка поежилась.
– Это могло случиться и с нами!
– Еще может, – утешила Наивная.
– Типун тебе на язык…
Далеко за спиной раздался звонкий вопль чародейки:
– Берегись!..
Тераока мгновенно натянул повод. Конь поднялся на дыбы, рассерженно забил копытами по воздуху. От дальней каменной стены с оглушительным шипением пронеслась толстая огненная стрела размером с бревно.
Хорт вздыбил шерсть и зарычал, Алац нервно прядал ушами. Пламенное копье ударило в дорогу как раз там, где должен быть всадник с конем. Если бы вовремя не остановился…
Кони испуганно ржали и пытались сбросить седоков. Все спрыгивали, Любавушка перехватила поводья и оттащила лошадей в безопасное место за широкий уступ скалы, нависающий карнизом. Остальные пряталась за камнями.
Дракон высунулся высоко в стене, там еще одна черная нора, водил из стороны в сторону остроносой головой на длинной шее. Из полуоткрытой пасти все еще идет сизый дым, а узкие глаза блестят ярко-желтым, как янтарь, огнем.
– Обходим, – сказал Тераока быстро. – Там должен быть проход.
– Откуда знаешь? – спросила Вредная.
– Барбарус тут бывал…
Прячась за камнями, они перебегали с места на место, уступ стены скрыл дракона, там осталась чародейка для того, чтобы дразнить его и держать на себе его внимание, а все, как понял Ютланд, стараются подобраться поближе.
Дракон грозно взревывал, Ютланд все ожидал, что это у него сигнал к нападению, потом понял, что это просто дыхание вырывается с таким клекотом.
Алац и хорт остались по его команде ждать под укрытием скалы, а он держался ближе к Тераоке, тот подбирается к дракону как можно ближе, хотя вряд ли достанет, дракон высовывается из норы на высоте в три человеческих роста.
Наконец Тераока поднялся на обломок скалы и выпрямился во весь рост. Дракон повернул в его сторону голову, всмотрелся, с тихим ревом начал открывать пасть. Вожак отряда с силой метнул дротик. Дракон как раз широко раздвинул челюсти, дротик угодил стальным острием в морду, зверь оскорбленно взревел, из пасти вырвался ревущий столб огня.
Тераока сразу же спрыгнул за уступ, который присмотрел заранее, а еще и прикрылся щитом. Страшная стена пламени пронеслась мимо, опалив жарким воздухом.
Любавушка поднялась во весь рост и быстро выпустила несколько стрел. Все попали в огромную морду, но отскочили от толстой костяной брони, только одна вонзилась в мягкую ноздрю. Дракон взревел от боли и начал выползать, поливая все внизу струей огня. Следопытница тут же укрылась за камнями, стрела наготове на тетиве, но поднять голову не решалась.
Тераока оглянулся, глаза испуганные, но прокричал с уверенностью и напором вожака:
– Нужно выманить его вниз. Во-о-он к тому камню!
Любавушка крикнула:
– Уж постарайтесь! А мы с Вредной исчезаем…
Они обе в самом деле отошли далеко назад и начали быстро карабкаться на стену. Ютланд подбежал, пригибаясь, к Тераоке, дубинка в руках наготове, лук за спиной, руки подрагивают от жажды действовать.
– Они что, – спросил он, – будут кидать камни?
Тераока указал рукой на одинокий булыжник в десяти шагах от них.
– Если дракон проползет вон туда, его можно задавить лавиной.
Ютланд прикинул взглядом расстояние, потряс головой.
– Далеко! Дракон либо догонит, либо убьет огнем…
– Придумай что-то получше! – сказал Тераока с пренебрежением. – Думаешь, один ты заметил?
– А раньше получалось?
– Раньше засаду удавалось сооружать ближе, – крикнул Тераока. – А здесь, сам видишь…
От норы, откуда выглядывал дракон, стена влево и вправо поднимается не вертикально, а с немалым уклоном. Взобраться нельзя, но камни будут не падать, а скатываться, и унесет их к противоположной стороне. Дракона в лучшем случае слегка помнут, но вряд ли даже серьезно ранят.
– Будем выманивать, – согласился Ютланд.
– Выманивать буду я, – отрубил Тераока. – От огня могу закрыться щитом, он для того и склепан, а ты смотри, чтобы не поджарили тебя, как пескарика на сковородке.
– Пусть плюет, – возразила Наивная, – только бы не попал. Увертывайся!
Тераока посмотрел зло, нельзя оспаривать слова вожака, это снижает его власть, но смолчал, мальчишка прав, дракон все равно плюнет, надо только, чтобы не попал…
Ютланд следил за драконом, нора его слишком высоко, просто непонятно, как с таким драться, если он не восхочет выбраться. Тераока закрылся щитом и придвигался по стене к дракону ближе и ближе, зорко следя за его пастью и тем, как он дышит. Как только дракон с шумом набрал в грудь воздуха и напрягся, моментально пригнулся под защиту ближайшего валуна. На его место обрушился столб, как показалось Ютланду, жидкого огня.
– Ну прям твоя жена, – прокричала Наивная. – Только что не ревет…
Дракон раздраженно взревел, снова плюнул огнем.
– Накаркала, – бросил Тераока сердито.
Он снова сдвинулся в сторону, но ударился плечом в отвесную стену. Огонь попал в щит и чудовищным напором придавил ратоборца к камню. Ютланд затаил дыхание, пламя от удара взлетело вверх на высоту в два человеческих роста, а другая часть ушла в землю, накалив камень так, что загорелась пыль, а сам камень стал вишневого цвета.
Ратоборец мученически выжидал, пока огонь спадет, лицо его кривилось от боли и нечеловеческих усилий, выдерживая напор струи, наконец пламя стихло, он поспешно отодвинулся от предавшей его стены.
– Перебежками! – крикнул он. – Следить!..
Он не договорил, за чем следить, но Ютланд уже понимал, что перед плевком струей огня дракон набирает в грудь воздуха, это хорошо видно, раздувается, как жаба, что старается напугать огородника, а затем резко вытягивает вперед шею, словно помогает струе набирать скорость.
Наивная бежала следом за Тераокой, они и здесь соблюдают воинский порядок, так обогнули скалу и поднялись еще на высоту человеческого роста. Ютланд увидел дракона ближе и понял, что карабкаться нужно еще и еще, а как это сделать, если мощная струя огня собьет не только человека, но и камни…
Тераока как будто услышал его мысли, крикнул подбадривающее:
– Прячьтесь за камнями!.. Их уже не сдвинет!..
Ютланд на ходу попытался один толкнуть плечом, но вожак оказался прав: камни либо спеклись со скалой, либо они и есть выступы скалы, а все что можно было обрушить вниз, дракон уже обрушил.
Дракон время от времени высовывался по грудь и поливал все внизу огнем, потом скрывался снова.
– Ближе!.. – крикнул Тераока. – Нам нужно подобраться ближе!
Наивная сказала с сожалением:
– Все равно не вылезет… Осторожный, гад.
– А выманить? – спросил Ютланд. – В смысле, раздразнить?
Она ответила с досадой:
– Как? Был бы с нами Головоглот, он бы добросил дротик…
Тераока услышал, фыркнул.
– Толку с его дротика? Я добросил, и что? Дракон даже не почувствовал.
Ютланд огляделся, попытался поднять из-под ног покрытый оплавленной коркой большой булыжник. Тот противился, наконец хрустнуло, будто проломили лед на реке, камень оказался размером с бычью голову.
– А это он почувствует?
Тераока посмотрел с уважением, не всякий взрослый воин поднимает такой даже двумя руками, покачал головой.
– Надо еще добросить.
Ютланд размахнулся и швырнул. Свист разрезаемого камнем воздуха был таким резким, что все невольно пригнулись. Донесся глухой удар, раздраженный рев. Ютланд чуть высунул голову из-за гребня, дракон раздраженно вертит башкой в поисках обидчика.
Рядом Наивная охнула:
– Добросил?
– И хорошо добросил, – радостно сказал Тераока. – Точно в глаз. Не зря ревет…
Ютланд подергал другой камень, тот как вмерз, Наивная смотрела с надежной, наконец раздался сухой треск, и булыжник еще крупнее оказался в его руках.
Тераока покрутил головой, а Наивная сказала восторженно:
– Да ты камнеметатель!
– Это наша катапульта, – откликнулся Тераока. – Хоть и худая, но мощная.
Ютланд задержал дыхание, метнул с еще большей силой и тут же пригнулся. Вслед за щелкнувшим ударом и ревом над их головами пронеслась волна жаркого воздуха.
Наивная с воплем ухватилась обеими руками за высокий ворот, там запрыгали огоньки.
– Не шевелись, – велел Тераока.
Вдвоем с Ютландом хлопали по ее шее и плечам, огоньки исчезли, оставив легкий дымок. Она чуть выглянула, тут же нырнула обратно и сказала быстро:
– Вылез!
– Что, – спросил Тераока быстро, – ползет к нам?
– Боюсь, да…
– Так нам же повезло… Быстро рассредотачивайтесь!
Ютланд высмотрел извилистую щель, ведущую наверх, со стороны дракона несется грохот, треск, скрежет когтей ко камню. Что-то прокричал Тераока, но Ютланд уже не слушал. Опаленные частым огнем камни предательски скользят под пальцами, он стиснул челюсти и начал карабкаться на стену как можно быстрее.
* * *