ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Ютланд, брат Придона

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 5
Глава 15
Длинный стол весь заставлен изысканными яствами на блюдах из благородного серебра, в роскошных креслах сидят прекрасно одетые мужчины и женщины, разговаривают весело, с шуточками. Колкими и остроумными, у Мелизенды заныло сердце, как только сообразила, что в этом изящнейшем из придворных искусств она соревноваться не сможет, у этих все отточено, отшлифовано, они совершенствовались в светско-придворной беседе тысячи лет…
Эльф отодвинул для них кресла, а когда они подошли к столу, придвинул, им осталось только опуститься, что Ютланд и сделал быстро и решительно, а Мелизенда садилась медленно и церемонно, удерживая на лице любезную улыбку. Ее соседом оказался изящный эльф с прекрасными манерами по имени Ванаэль, а Ютланд оказался рядом с Азаэллой, что сразу же с озорной улыбкой, блестящими глазами начала ухаживать за ним за столом, хихикать и рассказывать, что последний раз у них гости были триста сорок лет тому.
– Да, – согласился Ютланд, – это что-то. И все это время сидите и жрете?
Она весело расхохоталась, словно прозвенел нежный серебряный колокольчик, а глаза засияли, как две огромные влажные звезды.
– Вы так ново шутите!.. Да, сидим и жрем все время, за исключением охоты, карнавалов, танцев на Холме Фей, интриг и интрижек… что бывает тоже весело! А чем занимается принц Тьмы?
Ревниво прислушивающаяся и к ним Мелизенда не поняла, что имеет в виду прекрасная эльфийка, но Ютланд ответил не задумываясь:
– Бьет по головам драконов, чем же еще?
– И освобождает принцесс? – спросила она лукаво.
Ютланд помотал головой.
– Он что, совсем дурак? Зачем ему принцессы?
– А драконы?
Он ответил с достоинством:
– Драконы – это слава, честь, уважение.
Эльфийка снова расхохоталась.
– Наверное, это вино так на меня действует, я сижу рядом с вами и совсем не дрожу в ужасе.
– Это чутье, – объяснил Ютланд. – Вы чуете, что я вас пока что не сожру.
Она рассмеялась еще веселее.
– А потом? Наверное, это ужасно… и очень интересно! У нас все так привычно… Потому многие и хотят приоткрыть Врата, чтобы хоть иногда выходить в ваш мир. Как думаете, они совсем сумасшедшие?
– Не знаю, – ответил Ютланд. – Возможно, просто мужчины? У вас же могут тут появиться мужчины?
Она проворковала чарующе:
– Один уже появился…
Мелизенда позеленела от злости, уже не слышала, что за изысканные любезности говорит ей прекрасный эльф, пару раз незаметно погрозила Ютланду кулаком, но эта деревенщина ничего не заметила.
Перед нею поставили золотое блюдо с драгоценными камешками по ободку, королева в таком же кресле совсем рядом, только ее сиденье повыше, а Ютланд не рядом с нею, а по левую руку от королевы и рядом с этой прекрасной, надо признать, но чересчур уж нахальной эльфийкой со свободными манерами.
За длинным столом мгновенно оказались все те придворные, что стояли у стен. Королева с улыбкой посмотрела на ошарашенную Мелизенду, перевела взгляд на Ютланда.
– И как вам у нас? – спросила она чарующим голосом.
– Неплохо, – одобрил он. – Это вот рыба или птица?
Она мягко улыбнулась.
– У нас за столом не говорят о кухне, однако для тебя сделаем исключение, хотя оно может не понравиться…
Мелизенда, как ни была потрясена, все же инстинктивно навострила уши в ожидании диковинного рецепта, однако Ютланд равнодушно буркнул:
– Я вообще-то ем и ящериц, и змей, но… лучше в самом деле обойтись без подробностей. Пусть их знают те, кто обязан: повара и остальная прислуга.
Мелизенда разочарованно вздохнула. Королева бросила на нее быстрый взгляд, по красиво очерченным губам снова пробежала легкая улыбка.
– Разумно, – одобрила она. – Главное – результат.
Он кивнул.
– Да, результат всех блюд один… Потому для меня пусть не слишком выпендриваются. Не оценю. Бараний бок с кашей – достаточно.
– Настоящий мужской выбор, – произнесла королева задумчиво, Мелизенда не поняла, одобряет слова Юта или же просто делает гостям приятное, не указывая явно, что явились дураки и невежды. – Мужчин труднее сбить с прямого пути.
– Прямой не всегда бывает верным, – сказал Ютланд. – Но я благодарю Ваше Величество за понимание… Кстати, здесь так много блюд из серебра…
Королева замедленно кивнула.
– Это говорит о нашем богатстве и благополучии.
– А оно, – обронил Ютланд, – вам не вредит?
Она прямо посмотрела ему в глаза.
– Богатство?
Ютланд покачал головой.
– Серебро.
Она не отводила от его лица испытующего взгляда.
– Это же самое я хотела спросить о вас.
Ютланд покачал головой.
– Нисколько.
– Странно, – произнесла она холодно. – Ну, если вас не убивает, то нас и подавно.
Мелизенда ничего не поняла из их разговора, только поворачивала голову и хлопала глазами, стараясь уловить смысл, но он ускользал, она рассердилась, хотела пнуть его под столом ногой, но не дотянулась.
Эльфы беспечно беседовали, голоса звучат мелодично и музыкально, а Мелизенда напряженно следила, как слуги кладут на стол столовые приборы, благородные люди в первую очередь проверяются на таких мелочах, обеденные ритуалы расписаны всегда скрупулезно, всех детей высокого происхождения с малолетства обучают правильно держать ложку, красиво резать пирог или зажаренную дичь.
Она покосилась на Ютланда, искренне жалея молодого пастуха, что даже не знает, что могут существовать какие-то манеры еще и за столом. Рядом с Азаэллой села еще одна очень молодая и яркая эльфийка, вдвоем с Азаэллой хихикали и строили ему глазки. Мелизенде стало неловко, как только представила себе, как сильно он опозорится в сложнейших ритуалах королевского обеда. Она постаралась не смотреть в его сторону, чтобы не замечать его унижения и чтобы он не видел, что она все замечает.
Ютланд отрезал острым ножом мяса себе и обеим эльфийкам, а когда пришла очередь сладкого, точно так же легко и спокойно делил огромный пирог. Когда слуга приблизился с кувшином вина, он уверенно отобрал его и сам наполнил украшенные драгоценными камешками чаши прекрасных соседок.
Мелизенда не утерпела и постоянно поглядывала на него с тревогой, но пока что молодой пастух ничего не уронил и не опрокинул, эльфийки все так же строят ему глазки.
Королева то и дело поглядывала на Ютланда, он держится за столом, как в поле у костра, никакого стеснения, хотя в скатерть не сморкается и под стол кости не бросает.
– Как ваши впечатления? – поинтересовалась она.
Мелизенда сжалась, сейчас этот невежда что-то да брякнет, Ютланд в самом деле с небрежностью пожал плечами.
– От стола?.. Пока все вкусно.
– Спасибо, – сказала королева церемонно, – передам поварам. А как вообще?
– А вообще еще не видел, – ответил он. – Не по дворцу же судить?
Мелизенда дернулась, а по чему же еще, хотела выкрикнуть, да и королева, похоже, так думает, однако Изергиль посмотрела на Ютланда внимательно, вздохнула, на лицо набежала легкая тень.
– Да, конечно, – произнесла она мягко, – не по дворцу… хотя судят и по нему… Да чаще всего именно по дворцу. Но это, конечно, неправильно…
К ужасу Мелизенды этот невежда осмелился поправить королеву:
– И неверно.
И даже не добавил, мелькнуло в ее мозгу испуганно, обязательное «Ваше Величество», дикарь, пастух…
Трепеща до последней жилки в теле, она сказала торопливо противно пищащим голосом, но ничего с собой не могла поделать:
– Ваше Величество, простите его, пожалуйста, он простой дикий пастух, потому и такой грубый, а так вообще очень хороший и добрый… А вот я потрясена и безумно польщена всем увиденным! Огромное спасибо вам за такое счастье! Я всю жизнь буду помнить о таком волшебном месте…
Королева величественно кивнула, перевела взгляд на Ютланда.
– Ваша спутница весьма любезна. Не находите?
Ютланд усмехнулся.
– Я ее уже третий раз нахожу… Не умеет прятаться.
– Как вам здесь? – поинтересовалась королева. – Довольны покоями?
Ютланд ответил, не задумываясь:
– Неплохо. И достаточно светло. А кормят здесь всегда так?
– По-разному, – ответила королева с улыбкой.
Он вздохнул.
– Значит, как везде.
Руки его как будто сами по себе отрезали мясо от жареного кабана в центре стола, самые сочные ломтики перекладывал Азаэлле и ее подруге, глаза от стола поднимал редко, но королева видела, что видит все и замечает все, а когда кончики ушей вздрагивают, то значит, и слышит все даже в самых дальних концах зала.
Ютланд сказал, что пойдет посмотрит, как там его друзья, не доверяет он эльфам, слишком сладкие и улыбаются часто. Мелизенда сказала вдогонку язвительно, что ему конь и хорт ближе, чем все люди на свете, он оглянулся, взгляд ей показался странным, затем замедленно кивнул, соглашаясь.
Он давно исчез из виду, а она все думала, почему посмотрел так, будто сказала что-то важное, чего либо не знал, либо не обращал внимания, что же такое умное брякнула, надо бы запомнить, принцесса Вантита должна быть умной и даже мудрой…
В залах сказочно прекрасно, а когда она вышла в сад, дыхание захватило от восторга. Справа от дорожки деревья ощутили весну, веток не видно от покрывших их цветов, их мириады, дивный запах, зато слева настоящая осень: листва стала желтой, оранжевой, красной, багряной – все цвета и оттенки, даже аромат совсем другой, пряный и насыщенный, зрелый, настоянный…
Прогуливающиеся эльфы поглядывали на нее с любопытством, но деликатно проходили мимо, не обременяя вопросами. Она смотрела им вслед, сгорая от страстной жажды быть такой же утонченной, изящной, грациозной, уметь вот так же красиво жонглировать словами, уметь вкладывать в легкую улыбку тысячу значений, а простым приподнятием брови передавать множество самых разных чувств и пожеланий, уметь намекнуть одним взглядом…
Она не поверила глазам, навстречу по аллее идет, мирно беседуя со старым-старым эльфом-чародеем, сама королева Изергиль. Королева в легком плаще из серебристой материи, у чародея мантия разрисована хвостатыми звездами, оба заняты разговором, но когда королева увидела остолбеневшую девочку, она мило улыбнулась и сказала чародею громко:
– А вот, кстати, и наша гостья. Давайте у нее и спросим?
Чародей слабо кивнул.
– Как вам будет угодно, Ваше Величество.
– Угодно, – ответила королева.
Мелизенда присела в изящном поклоне, подсмотрев его у молодых эльфиек знатного происхождения.
– Ваше Величество…
– Милая Мелизенда, – сказала королева, и Мелизенда вспыхнула от счастья, что могущественная королева запомнила ее имя, – у нас с мудрым Гаргантюэлем возникли вопросы… на которые пока не находим точных ответов. Не поможешь ли ты?
Мелизенда пролепетала:
– Ваше Величество! Вы, наверное, шутите?
Королева улыбнулась.
– Ничуть…
Чародей отошел в сторону, подвигал руками. Раздвигая кусты, из земли поднялась небольшая беседка, сказочно прекрасная, следом сразу же полезли побеги вьющихся растений, оплели стены, развесили крупные цветы с сильным приятным запахом.
Королева кивком пригласила Мелизенду следовать за ними, а когда та вошла, трепеща всем телом, королева и чародей уже сидели в легких, но удивительно удобных креслах, что сами подстраивались под их желания.
– Устраивайся, – сказала королева и величественно повела рукой в сторону свободных кресел.
– Ваше Величество, – пролепетала Мелизенда, – я не смею…
Королева улыбнулась одними глазами.
– Твой спутник не настолько щепетилен.
Мелизенда осторожно присела на самый краешек, всем видом показывая, что прекрасно понимает оказанную ей честь и готова вскочить в любой момент.
– Он, – произнесла она, – горный пастух…
– Он пасет горы? – спросил чародей.
Она отчаянно затрясла головой.
– Нет, он пасет овец, потому не умеет себя вести даже среди людей! Вы уж простите его невежество…
Королева в удивлении посмотрела на чародея, затем обратила ясное лицо к Мелизенде.
– Скажем так, – произнесла она медленно, словно осторожно подбирала слова, – непростое происхождение вашего спутника заметно всем нам, однако наши волшебники в ужасе от его появления в наших скрытых землях…
Мелизенда сказала торопливо:
– Ваше Величество, я понимаю, его грубые манеры ужасают, но, умоляю, будьте снисходительны! Он такой, потому что у него не было возможности быть лучше.
Чародей закряхтел и начал расправлять складки на мантии, на Мелизенду старался не смотреть.
– Манеры? – повторила королева. – Гм… Мои чародеи говорят, что он несет в себе великое зло! Вы мне нравитесь, Мелизенда, потому хочу спросить… как вы можете… с этим… чудовищем? Как вы с ним… ладите, если это правильно подобранное слово?
Мелизенда охнула.
– Это Ют – чудовище?.. Это вы как можете!.. Да, он чудовищно невежественный, дикий, необразованный, но как можно требовать от простого и очень бедного пастуха хороших манер?
Королева переспросила:
– Он что… пастух и больше ничего?
– Ну да, – заверила Мелизенда, – но он при всем чудовищном невежестве человек хороший!
Чародей развел руками.
– Час от часу не легче. Пастух, видите ли…
– Овечек пасет, – повторила королева странным голосом, – надо же… А почему вы вместе?
– Он везет меня домой, – объяснила Мелизенда. – Он спас меня от убийц, это было посреди Артании, а теперь мы уже близко от моего Вантита. Мой отец наградит его! Может быть, даже коня ему подарит взамен этого худого, как скелет…
Королева и чародей переглянулись, чародей вздохнул и в бессилии опустил руки. Королева спросила его неуверенно:
– А вдруг… это возможно?
Чародей ответил кротко:
– Возможно, Ваше Величество. Почему нет? У людей все возможно. У них непредсказуемо абсолютно все.
Она посмотрела на него с неуверенностью.
– Спасибо, – в ее голосе Мелизенда с облегчением ощутила легкий сарказм, который иногда позволяла и себе в общении с Ютом. – Вы, дорогой Гаргантюэль, очень помогли. Я теперь точно знаю, что совершенно не знаю, как мне поступить.
Мелизенда смотрела то на одного, то на другого, не понимая, о чем такой сложный и запутанный разговор из одних намеков, но на всякий случай повторила:
– Ют – простой бедный пастух, невежественный, но очень добрый и отзывчивый. И если он нарушил какие правила дворцового этикета за столом, это не его вина…
Королева посмотрела на старого волшебника как-то странно-беспомощно, по мнению Мелизенды. Тот устало проскрипел, тряся головой:
– Ваше Величество, вы же знаете…
Она кивнула.
– Да, я понимаю. В таких случаях говорит сердце, а оно обычно слепо и глухо.
– Она видит то, – сказал волшебник, – что хочет видеть… тогда, может… пусть?.. Нам-то что? А она так счастлива…
Мелизенда в растерянности смотрела то на королеву, то на дряхлого чародея, верила и не верила, что говорят именно о ней, слова какие-то странные, либо она ничего не понимает, либо они совсем ничего.
– И что делать? – спросила королева.
Чародей развел руками.
– Ваше Величество, вы сами не знаете границ своей мудрости. Больше доверяйте себе.
– Это как? – спросила королева.
Он взглядом указал на замершую Мелизенду. Королева ласково коснулась кончиками пальцев ее золотых волос. Там послышался легкий приятный треск, Мелизенда ощутила, что кожа на макушке приятно зачесалась.
– Там появится прядь из чистого серебра, – сообщила королева ласково. – Это знак, что ты была в стране эльфов и была принята королевой Изергиль…
Мелизенда счастливо ахнула:
– Спасибо, Ваше Величество!
– А еще это знак эльфам, – произнесла королева, – а также всем, кто с нами дружит в мире людей, что тебе можно доверять и… если понадобится, помочь.
Она пропищала в диком восторге:
– Ваше Величество!.. Я просто… просто не нахожу слов от переполняющей меня благодарности!
Королева улыбнулась.
– А теперь иди, девочка. Отдыхай. Вы проделали сюда нелегкий путь.
Мелизенда, не помня себя от счастья, поклонилась и выскочила из беседки, как жаль, что в саду не расставлены большие зеркала, она бы рассматривала себя в каждом…
После ее ухода чародей снова повернулся к королеве.
– Когда я сказал, что вам нужно больше доверять себе… я имел в виду, что стоит позвать этого… гм… пастушка. Пообщайтесь наедине. Вы сумеете лучше других и даже лучше меня понять, чего от него ждать.
Она зябко передернула плечами.
– Беда эльфов в том, что мы такие чувствительные. Эта девочка, несмотря на хрупкость ее тела, толстокожая, как черепаха!.. Едет с ним рядом и не чувствует, с кем едет.
Он кивнул.
– Верно. Я с минуту рядом с ним побыл, так как будто на вершине горы постоял под морозным ветром.
– Меня тоже морозит, – призналась она. – Но вообще-то с людьми мы общались спокойно, помнишь?
– Общались, – согласился он. – Но будем ли общаться? Герцог отбыл темнее грозовой тучи. Я боюсь и думать, что у него на уме.
– Я тоже, – произнесла она мертвым голосом. – Я тоже.
* * *