ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 6
Глава 4
В тронном зале кроме королевы только пятеро из ее советников, самые преданные и доверенные, она сама распорядилась стражам никого не пропускать, какое бы важное дело у них ни было.
Советники отводили взоры, больше смотрели в пол, слишком много неясностей. От посланного в земли герцога отряда никаких вестей, что и понятно, если мчаться в объезд Звездного Леса, то понадобится неделя. Непонятно, как этот человек с темным сердцем успел за день туда и обратно, пусть даже и напрямик…
Гаргантюэль произнес осторожно:
– Ваше Величество, а не отложить ли этот вопрос до возвращения отряда? Я верю этому Юту, но не мешает получить подтверждение…
Второй советник, мудрец Аксолотль, сказал с заметным раздражением:
– А я как раз не верю! Потому подождать отчет, правда ли герцог убит, просто необходимо!
Королева вздохнула устало.
– Вы правы, но если этот принц Тьмы захочет уехать сегодня-завтра? А в этом он человек – очень быстр на решения.
– Пусть едет, – сказал Гаргантюэль. – Мы не отвечаем за мир людей.
– Мы за все отвечаем, – ответила королева со вздохом. – Я хочу услышать от вас ясный ответ на простой вопрос. Этот Ют сумел остановить вторжение герцога с преданными ему эльфами в мир людей. Прекрасно, хотя люди могут не знать о его подвиге. Однако сам он не представляет ли угрозу бóльшую, чем герцог?
Все помалкивали, переглядывались, наконец мудрец Аксолотль проговорил осторожно:
– Люди вообще-то все представляют угрозу своему миру… Если посмотреть, какие кровавые и жестокие войны бушуют между ними, то вообще странно, как еще не вырезали друг друга полностью! Однако же род людской быстро плодится, захватывает новые земли, возделывает даже самые засушливые, вырубает под пашни леса… Да-да, я согласен, этот человек… а он считает себя человеком, ужасен в своей звериной ярости… но я бы не сказал, что он такой единственный…
Гаргантюэль хмуро обронил:
– Таких много, но ни у кого нет такой мощи. Подозреваю, его мощь стократно возрастет, когда станет взрослым. И будет намного разрушительнее.
Королева напомнила:
– Здесь он тоже разрушил, как он сказал. Весь замок герцога, а мы помним, как прочно он был выстроен. И явно перебил всю дружину герцога, прежде чем добрался до него самого.
– Значит, – сказал Гаргантюэль, – вызовем его и сообщим о нашем решении?
Королева замедленно кивнула, затем спохватилась:
– Нет-нет. За ним сейчас следят, лучше выйдем в сад, встретим словно невзначай и все скажем. За деревьями и кустами проще расположить стрелков и метателей дротиков.
Ютланд не помнил, как и заснул, а вынырнул из беспамятства, как из глубокой воды, хватая широко раскрытым ртом воздух. Мерещилось что-то громадное и ужасное, он несся между звезд и гасил их одним движением темного крыла…
Усталость прошла, кровоподтеки рассосались, теперь сильно хотелось есть, даже жрать. От Мелизенды в комнате только едва уловимый аромат ее чистого тела, за окнами чирикают мелкие птицы, голоса как у этой принцессы, звонкие и щебечущие…
Он отыскал кухню, повара застыли в ужасе, а он ухватил прямо из жаровни большой кусок мяса, сожрал с жадностью. Все смотрели, затаив дыхание, чувствительные больно, он довольно сказал:
– Хорошо! Хорошо готовите!.. Так и скажу королеве.
И, не слушая робкие благодарности, отправился искать выход. В этом дворце, пусть он даже тысячу лет как построен, слишком много переходов, мостиков между башенками, этажами и даже зданиями.
Алац словно бы похудел еще сильнее, хотя выглядит бодренько. Эльфы не люди, ничуть не удивились, что конь больше любит горящие угли, чем траву, постоянно приносят из кузницы прямо в жаровне, и он за пару часов залечил все раны, взбодрился и приветствовал Ютланда коротким радостным ржанием.
Хорт нарезал круги вокруг, показывая, что уже не хромает. Ютланд обнял обоих, кольнула досада, что Мелизенду подруги снова утащили смотреть наряды, что за дурость, ну как можно тратить время на такую ерунду…
В конюшню то и дело заглядывали, но когда он поворачивал голову, тут же исчезали.
– Хорошо, – сказал он наконец, – вы молодцы…
Хорт встал на задние лапы и лизнул его в лицо, объясняя, что он у них тоже молодец, и что они с конем его любят.
– Я вас тоже, – ответил он. – Ну, а сейчас… Пойдемте наружу. Хватить нам здесь эльфичать. А то обэльфимся, а оно нам надо?
Он шел к выходу из конюшни и слышал за спиной ровный цокот копыт. Хорт выбежал первым, в лучах солнечного света его угольно-черная шкура на миг вспыхнула искрами и стала еще темнее, словно вобрала в себя солнце и погасила без остатка.
Ютланд с порога окинул взглядом этот мир, где небо всегда ясное и синее, трава зеленая, а населяет его прекрасный деликатный и утонченный народ.
Хорт посмотрел на него с вопросом в умных глазах.
– Ищи Мелизенду, – велел Ютланд. – Нам пора.
Хорт умчался с такой скоростью, что лишь земля вылетела из-под лап, а сам он просто исчез, словно растворился. Алац фыркнул, мол, ничего особенного, я тоже так могу, только мне нужно чуть больше времени на разгон.
Ютланд похлопал его по быстро отрастающей гривке.
– Да-да, ты можешь… а скоро будешь мочь еще больше.
Из головного дворца вышла группа пышно одетых эльфов, Ютланд с трудом понял, что все очень немолодые, здесь даже глубокие старики сохраняют юношеские фигуры и легкие движения. За стариками выдвинулись одоспешенные стражи и очень слаженно, будто слушая тихую команду, рассыпались по сторонам.
Затем появилась сама королева Изергиль в сопровождении неизменного Гаргантюэля.
Ютланд увидел, что смотрят в его сторону, реагировать нужно правильно, быстро подошел и поклонился.
– Ваше Величество…
– Наш герой, – произнесла королева с непонятным выражением. – Как тебе у нас?
– Прекрасно, – ответил он искренне. – Всю жизнь бы провел здесь!
Она улыбнулась, улыбнулся Гаргантюэль и заулыбались все советники. Ютланд не понял, что он сказал такое особенное или значащее, но тоже чуть растянул уголки рта и ждал, в воздухе что-то назревает словно в ожидании большой грозы.
– Тебе выделят дворец, – произнесла королева. – Роскошный! А в нем будет все, что пожелаешь.
Ютланд изумился:
– Зачем?
Вместо королевы торопливо ответил Гаргантюэль:
– Ты достоин. Даже среди эльфов немного таких, что видели Звездный Лес. А ты не только его видел, но и вошел в него… оставшись цел!
Ютланд буркнул:
– Лес как лес, ничего особенного. И не так уж и цел, я там руку поцарапал… Просто нужно было, вот и пошел.
– Вот-вот, – сказал Гаргантюэль, – ты даже пообщался с волшебницей Маринэллой…
– А что, – ответил он, – милая женщина. Нет-нет. Это не заслуги! Во всяком случае, на дворец не тянут. В чем дело? Что случилось… на самом деле?
Все умолкли, переглядывались в затруднении, слишком этот темный подросток прям, наконец заговорила королева, голос ее был тяжелым и медленным, словно она вкатывала на гору большой камень:
– Принц Тьмы, ты только появился и сразу же проявил свою ужасающую мощь… Настолько страшную, что наша страна содрогнулась, а земли объял ужас. Мы с Верховным Советом долго размышляли, как нам поступить, нельзя же, чтобы такое вселенское зло вырвалось на просторы…
Ютланд рассматривал ее исподлобья.
– Ваше Величество, – произнес он тихо, – все, что я делал, было вам в… добро. Или в пользу, как хотите. И эльфенка спас от эгров и вернул в ваши земли, и герцога остановил… надежно. Или вам нужна была междоусобная война?.. Так почему я такое зло?
Она сказала с болью:
– Ты свиреп, как зверь, ты любишь разрушения, убийства и пролитую кровь. Ты уничтожил там все, виноватых и невинных…
– Зато никто не посмеет оспаривать вашу мудрую власть, – прервал он дерзко. – И остальным урок.
В ее глазах было страдание, но голос прозвучал непреклонно:
– Ты останешься.
Он покачал головой.
– Ваше Величество, ваша страна – самое прекрасное, что я видел и что, возможно, увижу. И я хотел бы жить здесь, честное слово артанина! Однако мужчины должны делать то, что нужно, а не то, что хочется. Мне нужно… в общем, мне еще многое сделать нужно. Потому я вынужден отказаться.
– Если ты мужчина, – произнесла королева, – а ты ведешь себя как настоящий мужчина, то понимаешь, мужчины подчиняются великой необходимости, а не прихотям.
– У меня необходимость, – сказал он упрямо, – а не прихоть подростка…
– И все-таки взрослым виднее, – сказала она.
– Ваше Величество!
– Нет, – отрезала она.
Все затихли, она выпрямилась во весь рост, красивая и величественная, резким движением сорвала с шеи блестящий, как лед в солнечных лучах, камешек.
Золотая цепочка закачалась, потеряв драгоценный груз, а королева произнесла громко и торжественно:
– Отныне прохода в мир людей больше нет! Никто не выйдет отсюда, никто не войдет с той стороны…
Кто-то ахнул, а королева с силой бросила талисман себе под ноги. Раздался хрустальный треск. Прозрачный камешек разлетелся на тысячи мельчайших кусочков. Блеснула яркая радуга, и затем исчезли даже осколки, превратившись в капли дождя.
Королева тяжело опустила плечи, словно взвалила незримый груз, лицо ее сразу стало старым и мрачным. Придворные смотрели на нее неотрывно, слишком потрясенные, чтобы сказать что-то внятное.
Ютланд смотрел мрачно, все затихли, ожидая от него взрыва, но он, словно чувствуя, чего от него ждут, покачал головой и сказал подчеркнуто бесстрастно:
– Этот амулет разрушен… но будет со временем создан другой, если эльфы… в самом деле хоть чего-то набрались от людей. А люди упрямы, Ваше Величество. Я же – человек.
Советники завозились, начали в сомнении переглядываться, Ютланд все понял и посмотрел на них зло и с вызовом.
Королева ощутила, как быстро растет напряжение, вскинула руку.
– Тихо, тихо. Тебе, принц Тьмы, как я уже сказала, будет выделен отдельный дворец. Ты будешь окружен роскошью, которую не можешь и вообразить. У тебя будет все, что пожелаешь…
Он посмотрел ей прямо в глаза и сказал тихо:
– Но с башен в мою сторону будут направлены… что, стрелы? Катапульты? Баллисты?.. Чародеи будут следить за каждым моим шагом?
– Ты уничтожил герцога, – напомнила она, – это напоминание нам, как бываешь опасен и непредсказуем. Но его застал врасплох, мы этой ошибки не повторим. Постараемся, чтобы ты был счастлив. Это и в наших интересах…
Из дворца выбежала Мелизенда, Ютланд едва узнал ее в роскошном платье, на пышно взбитых волосах чудом держится изящнейшая корона из золота и драгоценных камней, не такая массивная, как у королевы, а именно принцесья: ниже, легче, больше похожая на узорное золотое кольцо, что надевают на лоб.
Королева сказала тихо:
– Ты хоть понимаешь, что ты не зверь только благодаря этой… светлой душе? А она здесь будет счастлива. Посмотри, как ей идет это жемчужное ожерелье! Такая простая вещь, а девочка счастлива…
Ютланд пробормотал озадаченно:
– А что вы этого зверя, не выпуская в мир людей, оставляете наедине с собой… это как?
– У эльфов своя мораль, – ответила она.
– Странная, – пробормотал он. – Но я держу свою ярость в крепко сжатом кулаке.
Она произнесла тяжело:
– А герцог?
Он пожал плечами.
– Во имя эльфов, как я тут слышал, герцогу лучше было бы утихомириться.
– И ты его утихомирил, – сказала она с тяжелым сарказмом. – А что будет, если выйдешь в мир людей?
– Я пришел как раз оттуда, – напомнил он. – Это у вас тут тишь да гладь, как в красивом болотце с толстыми жабами, а у нас эти герцоги, жаждущие власти, на каждом шагу. И мир людей все еще не исчез! Да что там не исчез, разрастается с грохотом и лязгом. Так что мы с вашего позволения все-таки отбудем обратно… Мелизка!
Мелизенда все еще шла к ним, медленно, красиво и величественно, словно за нею наблюдают послы из сотен королевств. На Ютланда посмотрела надменно, слишком уж окрик повелительный, шаг не ускорила, а подошла все так же неспешно, чтобы всем было видно, что действует только по своей воле.
– Чего вопишь, – поинтересовалась она ласково, – пальчик прищемил?
– Нам пора, – объяснил он, садясь в седло.
Мелизенда обернулась к королеве, присела в грациозном поклоне, подсмотренном у местных эльфийских придворных дам.
– Ваше Величество, – произнесла она с величайшим смирением, что паче любой гордости, – мой слуга прав, напоминая мне о моих высоких обязанностях. Я должна вернуться в Вантит, где мне предстоит упорно трудиться на благо моего народа.
Королева смотрела на нее со снисходительной любовью.
– Я только что предложила твоему… спутнику остаться. Навсегда. У вас будет свой дворец, свои слуги…
Мелизенда, вежливо дослушав, покачала головой.
– Ваше Величество, я потрясена вашим щедрым предложением! Как бы я жаждала остаться… будь я простолюдинкой. Но, увы, у особ королевской крови обязанности, и нужды страны всегда выше личных интересов. Прошу вас, пусть ваши слуги покажут нам дорогу, как покинуть ваше прекраснейшее королевство и попасть в земли людей!
Она приняла руку Ютланда, он вздернул ее к себе, где уютно устроилась в кольце его рук. Ютланд подумал, вдруг пересадил ее за спину, Мелизенда возмутилась, а Ютланд громко свистнул.
Из-за поворота выметнулся хорт, все испуганно расступились. Королева смотрела неотрывно, придворные застыли, страшась проронить слово или шелохнуться.
Ютланд растопырил руки.
– Ко мне!
Хорт прыгнул, Ютланд ухватил его на руки. Хорт пытался вылизать ему лицо, Ютланд уклонился, одной рукой удерживал брыкающегося хорта, другую вскинул в жесте прощания.
– Ваше Величество! Хорош я или нет, но останусь вашим другом хотя бы в благодарность за чудесное платье и башмачки моей прынцессе, чему она так… ну, эта, рада.
Все еще удерживая бешено брыкающегося хорта, он другой рукой быстро и с силой повернул кольцо на пальце. На миг сердце пронзил страх, что ничего не получится, чародейка могла ошибиться, однако вокруг них сразу же начал сгущаться воздух, страшно и грозно прогремели невидимые трубы.
* * *