ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 2
Глава 14
В бараке еще горит свет, хотя в небе уже вспыхнули жарким пурпуром облака, вся земля покрыта густой глубокой тенью, но скоро солнце разорвет ее на части, заставит трусливо втягиваться под укрытия стен, прятаться за камнями и деревьями.
Никониэль не успел протянуть руку к двери, как та распахнулась, на пороге вырос Михей, уже одетый, даже в доспехах, сна ни в одном глазу, лицо встревоженное, но скользнул по ним быстрым цепким взглядом и с великим облегчением перевел дух.
– Целы…
– И с победой, – сказал Никониэль с гордостью. – Побили всех, даже Водяника!..
– Что-о?
– Побили, – с удовольствием подтвердил Страшнозол. – Вот тут в мешке его паршивая голова…
– Юту спасибо, – добавил Деониссимо, – из него вырастет герой…
– Если дадут вырасти, – сказала Ирина негромко и печально. – Лихой он у нас больно.
Ютланд ощутил, как стало радостно от простых вскользь брошенных слов «у нас», постарался удержать лицо от глупой улыбки, держаться нужно с достоинством, а Михей кивнул на уложенные бревна, все сели, Никониэль очень подробно и хвастливо рассказал с самого начала, как вышли, что видели, с кем встретились, и как кого одолели.
Михей слушал очень внимательно, иногда удивленно крутил головой, глаза гордо поблескивают, хороший отряд собрал, наконец сказал веско:
– Вы показали себя очень хорошо. Всё говорит, что вполне готовы для рейда в Оскверненный Склеп.
– Ого! – воскликнул Деониссимо.
– Да, – сказал Михей, – туда допускаются только опытные бойцы. Сейчас в оскверненном Склепе поселился один из самых древних и злых дивов… Если кто не знает, сообщу, что раньше склеп был захоронением, где покоился один из самых могущественных чародеев древнего Троецарствия! Так вот эта тварь разорила священную для нас, артан, могилу! А когда вытащила из гроба драгоценнейшие реликвии, то, увы, начала творить с их помощью такие же черные дела, как раньше творились светлые…
Ютланд посмотрел с непониманием, Михей торопливо поправил себя:
– Равные по мощи светлым свои черные дела!
Страшнозол буркнул с предостережением:
– Там с Древником-осквернителем целая толпа его помощников. И все вооружены неплохо.
– Даже очень неплохо, – пробормотал Никониэль. – Мне рассказывали…
Ирина сказала уверенно:
– Справимся.
Ютланд слушал внимательно, а когда Никониэль бодро хлопнул его по плечу и пригласил смотреть соколом, покачал головой.
– Могила? Склеп?.. Не думаю, что там может быть что-то огненное…
– При чем тут огненное? – спросил Никониэль в удивлении, потом хлопнул себя ладонью по лбу, – ах да, тебе же Водяник сказал насчет… ну да, ты ищешь некий след…
– Да, – подтвердил Ютланд. – Некое жаркое место, очень жаркое, где много огня… Это не болото и не могила. А склеп это почти то же самое, что и болото… ну, почти.
Страшнозол подумал, сказал нерешительно:
– Есть Огненный Провал… Там да, невыносимый жар, потому что это в глубинах земли. Надо спуститься через пещеры подземников…
Михей прервал:
– Вам об этом думать пока рано. У вас и доспехи не те, и оружие слабое, и умения недостает. Вот когда пройдете с боями Оскверненный Склеп и Чащобу, собрав там все доспехи и оружие павших воинов, тогда да, сможете… А еще в благодарность за очищение этих мест маги дадут вам добавочную защиту, амулеты, способность наносить удары сильнее…
Ютланд спросил:
– Где этот Огненный Провал?
Они переглянулись, Никониэль ответил с сомнением:
– Так просто туда не попадешь, мол, просто гулял и вот зашел. По-моему, только Ламтаил может подсказать, как туда попасть.
– Говорят, – сказала Ирина, – куявы тоже там бывают.
Никониэль поморщился. – Ну, разве что по сто человек…
Хотя, допускаю, кто-то из тамошних магов тоже может знать дорогу и заветное слово. Но Куявия далеко, а Ламтаил, если не ошибаюсь, обитает в Землях Пращуров. Рукой подать…
Деониссимо ухмыльнулся.
– Я вот и не знал.
– Это и понятно, – ответил Страшнозол дерзко, – ты всю жизнь собираешься ходить в Болотную гать! А я да, прикидываю, что у нас впереди.
– В Огненный Провал еще рано, – осадил его Никониэль. – Михей вон говорит, что сперва Оскверненный Склеп, потом – Чащобу. Думаешь, легко будет пройти Оскверненный?
Ютланд поднялся.
– Спасибо, что приняли. Мне пора.
Они смотрели несколько удивленно, когда он несколько стесненно поднялся с бревна. Никониэль крикнул вдогонку:
– Завтра в Оскверненный пойдешь?
– Завтра не получится, – осадил его Михей. – Вам доспехи еще чинить, у тебя щит совсем изгрызли, у Страшнозола один меч сломали… Через недельку будете готовы.
Ютланд оглянулся, выдавил вежливую улыбку.
– Спасибо, я не смогу.
Он пошел все быстрее, но успел услышать, как Ирина сказала озадаченно:
– Неужели… он в самом деле насчет… Огненного Провала?
Постоялый двор вырастает с каждым шагом, но усталость словно выползла из засады и радостно набросилась на измученное тело.
Ворота заперты, но как раз подъехала подвода с мешками муки, заспанные слуги распахнули створки и начали перетаскивать мешки в пекарню, свежий хлеб надо подавать уже к завтраку. Заскрипел ворот колодца, с легким звоном металла пошла разматываться цепь с ведром.
Но артанин, даже если умирает, все равно заботится о своем коне, как куявы, говорят, заботятся о женщинах: он заставил себя зайти в конюшню, Алац спит стоя, даже уши не вздрагивают, а хорт, издали ощутив его присутствие, выпрыгнул в окно со второго этажа, влетел вихрем, помахал хвостом, докладывая, что сторожил всю ночь, не отлучался.
Ютланд почесал его за ушами, хорт понежился, затем лег у ног Алаца и уронил голову с таким стуком, словно она из цельного слитка железа.
Ютланд воровато оглянулся, заспанный кузнец пошел в сарай за углем, а он со всей быстротой, какую смог выжать из непослушного тела, забежал в кузницу, выгреб раскаленные угли в железный короб и так же почти бегом вернулся в конюшню.
Алац сразу раскрыл глаза, довольно всхрапнул и принялся с аппетитом пожирать пышущие жаром багровые деликатесы.
Потрепав еще раз по холке хорта, Ютланд начал подниматься по скрипучей лестнице на второй этаж, при каждом шаге хватаясь за перила. Дверь открыл тихонько и вошел на цыпочках, но Мелизенда тут же открыла глаза, сладко потянулась и почти пропела тонким ехидным голоском:
– Ах-ах, своей конячке сена носил?.. А противную собачку не забыл погладить?
– Не забыл, – ответил Ютланд.
Она снова зевнула.
– Как ты рано встаешь!.. Уже и одетый… Фу, как дурно пахнет! В чем у тебя сапоги?.. Хотя да, свинья грязь найдет…
Ютланд подошел к окну, вытер подошвы сапог краем шторы, Мелизенда возмущенно завопила с ложа, он не слушал, тело ломит от макушки до пят, это открытые раны заживают быстро, а ушибы почему-то медленно, посмотрел на улицу, кое-где уже открывают лавки, народ спешит на базар, стараясь купить самое свежее…
– Одевайся, – велел он, – выезжаем сразу после завтрака.
– Куда?
– В Земли Пращуров.
Она спросила ехидно:
– Там уже Вантит?
Он ответил сердито:
– Это еще даже не Куявия!.. Как будто не помнишь, сколько тебя везли из Вантита! Совсем старая стала?
– А ты чего злишься? – спросила она невинно. – Мало ли что женщина говорит!
Он буркнул:
– Вот будешь женщиной, тогда и поговоришь. А пока молчи и сопи в тряпочку.
Она спросила:
– А можно – в платочек?
Он отмахнулся.
– Можно.
– В вышитый, – спросила она, – или в простой? А с цветочками? Надушенный?
Он повернулся и посмотрел на нее тяжелым взглядом. Она торопливо слезла с ложа, закрывшись одеялом, пропищала:
– Все-все, я уже встала! Отвернись.
Он фыркнул, отвернулся. Она долго шелестела чем-то, перебирала одежду, словно у нее там целый шкаф, перемеряла, бурчала, вздыхала, он уже уверился, что нарочно изводит, ну что за характер, почему они все такие, наконец за спиной раздался сладенький-сладенький, словно разогретый на солнце молодой мед, голосок:
– Я готова.
Он обернулся, фыркнул, ничего особенного, так одеться можно и в одно мгновение, кивнул и пошел к выходу. Она постояла немного, вид обиженный, словно ждала, что церемонно поведет под руку, да еще и будет кланяться при каждом шаге, но, когда Ютланд переступил порог, она почти боднула его с разбегу в спину, очаровательно улыбнулась и счастливо прощебетала:
– А что там подадут?
– Что у них отыщется, – буркнул он. – Харчами не перебирают.
Она быстро зыркнула в его хмурое лицо, подавила горестный вздох и даже выдавила очаровательную улыбку.
Еду им подали быстро, не только они предпочитают выезжать на рассвете. Хозяин посмотрел на обоих, вздохнул, но предлагать вина даже не стал.
Мелизенда ела с аппетитом, всем видом показывая, что это не зажаренное на углях мясо, не на вертеле или раскаленных камнях, здесь культура, даже стол вытерли, надо же.
Ввалились трое дюжих воинов со главе с сотником, сразу сели за лучший стол посредине, один заинтересованно посмотрел на Мелизенду, но сообразил, что совсем еще девочка-малолетка, разочарованно постучал по столу.
– Хозяин!.. Вина и мяса на пятерых!.. Побольше. Нет, двое еще придут, сейчас коней ставят, если в твоей хилой конюшне есть места для настоящих драконов… Еще сыра и хлеба!
Хозяин принял монеты, проверил на зуб и удалился, явно довольный, что заказали вина, да так много. Двое слуг начали довольно шибко таскать им на стол заказанное, сотник разлил по чашам вино, тут же осушили жадно, но когда двое его подчиненных ухватились за мясо, сказал нетерпеливо:
– Что там они возятся?.. Пойдите поторопите.
Двое нехотя поднялись из-за стола, один с жалостью оглянулся на пышно накрытый стол, ухватил кость с большим ломтем мяса и пошел к двери, со смаком обгрызая на ходу.
Ютланд запил мясо и сыр квасом, посмотрел на Мелизенду.
– Готова?.. Пошли.
Она удивилась:
– Прямо сейчас?
– Я же сказал, – проговорил он рассерженно. – Что у тебя с ушами? От старости недочувать стала?
Она фыркнула.
– Ты сказал, с утра уезжаем. Но не сказал, чтобы я прямо сюда пришла с вещами!
Он процедил зло:
– У тебя еще и вещи? За что я мучаюсь… ладно, беги, только быстро. А то уеду без тебя.
– Ты просто очаровательный, – сказала она светло, улыбнулась лучисто и подхватилась из-за стола. – У меня все собрано!
Он хмуро наблюдал, как она легко, словно молодой козленок, взбежала по деревянным ступенькам на второй этаж, там исчезла за дверью.
А со двора донесся крик, шум, дикие вопли. Ютланд не повел глазом, когда дверь распахнулась, и вбежал с залитым кровью лицом один из тех, кто начал было пир с сотником.
– Там, – прохрипел он, – этот черный конь…
Сотник вскочил.
– Что такое?
– Конь напал на нас, – прохрипел воин, ноги его подломились, он рухнул лицом вниз. Под ним начала растекаться лужа крови. – И напал просто… я не знаю даже…
Сотник бросил ладонь на рукоять меча и повернулся к Ютланду. Глаза его вспыхнули яростью.
– Это твой конь?
Ютланд кивнул.
– Да.
– Я забираю твоего коня, – заявил сотник злобно.
Ютланд осведомился:
– Почему?
– Он поранил моих людей!
Ютланд покачал головой.
– Только поранил? Выйди посмотри. Думаю, он их убил… если не подобрел за последние годы.
Сотник крутнулся к двери, крики уже затихают, конского ржания не слышно, снова повернулся к Ютланду.
– Я и коня заберу, – заявил он люто, – и ты ответишь!
– Отвечу, – согласился Ютланд. – Мой конь твоим конокрадам уже ответил. А я отвечу тебе.
Сотник выхватил меч, но остановился, не сводя взгляда с мальчишки, лицо которого начинает медленно и страшно бледнеть. Слишком спокоен, чересчур, словно вырезан из гранита, но в глазах настолько леденящая пустота, что руки сотника ослабели, дрожь прошла по телу. Он ощутил, что никогда еще не был так близко к немедленной и страшной смерти.
– Кто… ты?
– Тебе лучше не знать, – ответил Ютланд. – Уходи. И быстро.
Сотник попятился к выходу. Руки его дрожали, ноги тряслись, а зубы стучали так, что звенело в черепе.
Сверху послышался легкий перестук каблучков, Мелизенда сбежала весело, прыгая через ступеньку.
– А вот и я!
В левой руке небольшой мешочек, правой кокетливо взбила и без того пышные волосы, в глазах вопрос: а я красивая?
– Очень, – ответил Ютланд. Хотел было крикнуть хозяину, что те не вернутся, пусть заберет харчи, а то мухи все сожрут, но смолчал, не его это дело. – И что там у тебя?
– Да так, разные мелочи.
Во дворе она ждала, пока он нырнул в темный зев конюшни к своему страшному и уродливому коню, хорт вышел и с недоверием обнюхал ее ноги, чихнул и отошел да еще и нос потер лапой, совсем дурак.
* * *