ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 5
Глава 5
В соседнем зале странно пусто, только слева на уровне плеча по всей стене идут на расстоянии шага друг от друга широкие отверстия. Ютланд автоматически пересчитал, всего восемь.
Князь перехватил его взгляд, широко улыбнулся.
– Ты сразу смотришь туда, – сказал он одобрительно, – куда нужно. Ценю!
– А что там? – спросил Ютланд.
– За той стеной, – пояснил князь, – живет большая черная змея. Даже огромная! Очень. Ее называют Матерью Всех Змей, настолько она… ну, я уже говорил. Ядом может залить все королевство и заполнить овраги и подвалы.
Ютланд спросил с подозрением:
– И что? Зачем она?
– Она проверяет пришельцев, – объяснил князь.
– Как?
– Проще некуда, – сказал князь, – ты подойдешь к стене и просунешь руку в одно из отверстий.
Ютланд насторожился.
– Зачем?
– Если пришел сюда без злого умысла, – сказал князь, – она не тронет. Если же хотел навредить нам…
Ютланд поморщился.
– Это змея не тронет? Детям рассказывайте.
Князь повел бровью, лучники натянули тетивы, блестящие наконечники стрел нацелились в Ютланда. Копейщики сделали по шажку ближе, острия уперлись Ютланду в спину и бока.
– Ты думаешь, – поинтересовался князь с веселым интересом, – у тебя есть выбор?
Ютланд пробормотал:
– Да, думаю… Ну да ладно, совсем нетрудно сунуть руку в темноту…
– Да?
– Темноты не боюсь, – сообщил Ютланд. – Почему-то.
Все в напряженном молчании смотрели, как он подошел к стене, его большая черная тень прошла по ней наискось и пропала, а сам Ютланд молча сунул руку в чернеющее отверстие.
Все оставались на местах и смотрели на него в тревожном ожидании. Он оглянулся на князя.
– Все?
– Глубже! – потребовал тот. – По самое плечо!
Ютланд сунул руку глубже, снова ничего не случилось, он вскинул брови.
– Ну, теперь все?
Князь покачал головой.
– Мать-змея, может быть, переползла дальше. Видишь, тут восемь дырок? Пройди вдоль всех…
– Это уже чересчур, – сказал Ютланд.
– Что такое чересчур, – прорычал князь, – определяю я!
Ютланд вздохнул.
– Хорошо-хорошо.
Он сунул руку в другое отверстие, точно так же пошевелил ею там, это все видели по движению его плеча, воины возбужденно сопели, не отрывали от него тревожных взглядов.
Ютланд перешел к третьей дыре, точно так же вдвинул руку по самое плечо, выждал и, отодвинувшись, с насмешкой посмотрел на застывшего в ожидании князя.
– Что-то мелковатая у вас змея. Стена не такая уж и длинная…
Князь рявкнул:
– Давай дальше!
Ютланд подошел к четвертой дыре, заглянул сперва, вздохнул, но тоже проверил, результат тот же. Точно так же прошло с пятой и шестой дырой, а когда сунул в седьмую, то сцепил челюсти и упорно что-то ловил там. В какой-то момент лицо его исказилось, он вскрикнул, судорожно выдернул руку.
Все увидели на кисти между большим пальцем и указательным глубокую сквозную рану. Ее всю покрыла зеленая слизь, кровь сразу почернела и часто капала на пол дымящимися шариками. Там вспыхивали огоньки, а на камнях оставались оплавленные ямочки.
Князь вскрикнул довольно:
– Мать-змея обвинила тебя!
Ютланд прохрипел:
– Как быстро действует яд?
– Мгновенно, – заверил князь со злорадством. – Хотя иные живут несколько минут, а бывают герои, которым удалось прожить почти полчаса…
Ютланд повернулся, громко свистнул. Раздался громкий частый топот, величественная дверь разлетелась в щепы, золотые украшения посыпались на пол.
В зал ворвались огромный черный конь и такой же дикий хорт. Ютланд стрелой метнулся на спину коня, быстро развернул его в сторону выхода.
Стрелки вскинули луки, князь крикнул:
– Отставить! Он сейчас свалится.
Ютланд вихрем вылетел на коне из зала, пронесся через холл, хорт ухитрился выметнуться во двор раньше и понесся впереди, указывая дорогу к женскому крылу дворца.
Народ с криками шарахался в стороны, а кто не успел, тех топтали без всякой жалости. Десяток мраморных ступеней конь одолел за один прыжок, роскошные двери разлетелись вдрызг, женщины в огромном зале завизжали в ужасе.
Мелизенда только что поднялась из бассейна с розовой водой, где всю поверхность устилают лепестки цветов, для нее служанки держали в растопыренных руках роскошные, почти прозрачные одеяния, но когда в зал ворвался страшный всадник на диком коне с оскаленными зубами и жуткий хорт, они побросали и одежду и бросились к стенам.
Ютланд на скаку грубо подхватил Мелизенду в седло, развернул коня, страшно подняв его на дыбы, и они ринулись к выходу.
Во дворце нарастали крики и неясный грохочущий шум. Ютланд пощупал дубину, однако все смотрят не в сторону беглецов, а на главное крыло дворца. Стены трещат, шатаются, из широко распахнутых дверей в панике выскакивают перепуганные люди.
На глазах Ютланда провалилась и с жутким грохотом рухнула крыша. Стены еще больше раздвинулись, там трещало, сыпалась мелкая крошка, затем начали выпадать огромные куски сцепленного раствором камня.
Слышались крики:
– Мать-змея!..
– Она в ярости!..
– Нет, это корчи…
– Она умирает!..
Стена рухнула, Ютланд успел увидеть, как из темноты вывалилось толстое, как ствол столетнего дуба, тело черной змеи. Оно дергалось в конвульсиях, расшвыривая каменные блоки как песчинки, но судороги становились слабее и слабее.
– Вперед! – крикнул он страшно.
Конь радостно ринулся во всю мощь, Ютланд прижал Мелизенду к груди, на этот раз она не вопила, сама приникла к нему всем мокрым телом. Ветер свистел в ушах, ревел и хватал за пряди, вскоре город остался далеко позади, а затем и вовсе исчез из виду.
Мелизенда прокричала ему в грудь:
– Ты зачем это сделал?
– Опять не так?
– Нет, – пропищала она, – что ты, я даже не мечтала, что ты вот так… Вру, я как раз мечтала, но одно дело мечты…
– Давно мне никто не говорил, – прокричал он сквозь встречный рев и свист, – что я все делаю не так!
Она подумала, крикнула:
– Обещаю… больше не буду!
– Да ну? – спросил он.
– Буду стараться, – пообещала она. – Это не я, это у меня такой характер противный!
– Ну да, – согласился он, – а ты, конечно, ни при чем?
– Точно, – прощебетала она. – Какой ты умный!
Город исчез за горизонтом, Ютланд похлопал Алаца по толстой шее и сказал мирно:
– Все-все. Теперь можно тише…
Конь перешел на простой галоп, а потом и вовсе двинулся шагом, все еще бешено раздувая ноздри и поводя глазами, полными огня. Рядом хрипло дышит хорт, глаза горят таким же безумным красным огнем.
Мелизенда прижималась к похитите
лю всем телом, но вдруг вздрогнула, пропищала в панике: – Закрой глаза и отвернись! Ютланд спросил в недоумении:
– Чего?
– Не видишь, – сказала она в негодовании, – я голая!
Он пробормотал:
– Теперь вижу… А то бы и не заметил, я бываю невнимательным… И что?
– Мне надо одеться, – заявила она, – сейчас же!
Он буркнул:
– Я бы отдал тебе свою рубашку, если бы она у меня была. Ну, если хочешь, полезай в мешок.
– Что-о-о?
– А что я могу предложить? – спросил он. – Заедем в какой-нибудь город купить что-нибудь.
– А у тебя есть, на что купить?
– Тогда отнимем, – сказал он.
– Дикарь, – сказала она.
Ее волосы уже просохли при быстрой скачке, но сама она вздрагивала и прижималась к его горячему телу, а он вдруг ощутил, что совсем не хочет отыскивать для нее никакой одежды или ехать в какой-то город, покупать, облачать в нелепые расписные платья.
Он с трудом переборол себя, мужчина всегда должен делать то, что надо, а не что хочется, огляделся.
– Если к городу, то вроде бы вон на ту дорогу.
Она пропищала:
– Я слышала, героям не нужны дороги! Им достаточно направлений.
– Тогда нам в ту сторону, – сказал Ютланд и повернул коня головой в сторону далеких гор. – Посмотрим, вдруг мы тоже герои?
Хорт встал на задние лапы, упершись передними в бок коня, тот поневоле остановился, и старательно зализывал ранку на руке Ютланда.
Мелизенда увидела, спросил посерьезневшим голосом:
– Тебя ранили?
– Царапина, – ответил Ютланд.
– Какой нежный, – сказала она презрительно. – У-тю-тю!..
Ютланд не отвечая, похлопал коня по холке. Тот пошел с места ровным экономным галопом, каким можно двигаться часами без особой усталости. Хорт несся рядом, молчаливый и загадочный.
Мелизенда начала вздрагивать, прошептала негромко:
– Я не могу без одежды…
– Сейчас лето, – напомнил он, – что тебя тревожит?
– Как что? – спросила она сердито. – Женщина не может показываться перед мужчиной… без одежды!
Он буркнул:
– Ты еще не женщина. Как и я не считаюсь мужчиной, пока не получу право брать в руки оружие. Ладно, сейчас остановимся вон в той роще, что-нибудь придумаем… Хорт! Ищи!
Она вздрогнула, когда хорт перед тем, как исчезнуть, посмотрел на нее жуткими багровыми глазищами, страшная пасть на миг приоткрылась, обнажая длинные острые клыки.
* * *