ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 3
Глава 10
Существо шевельнулось, быстро двинулось навстречу. Ютланд выставил перед собой шест обугленным концом вперед. Теперь рассмотрел жуткое человеческое лицо с четырьмя глазами, широкий рот, где вместо губ настоящие мандибулы, толстое бочкообразное тело и четыре конечности, в которых еще можно угадать руки и ноги, но уже измененные настолько, что точнее их называть лапами – худые, жилистые, покрытые хитином, с длинными крючковатыми пальцами, заканчивающимися острыми загнутыми когтями.
– Приветствую тебя, Ютланд! – сказал человек-паук неприятным щелкающим голосом. – Не пугайся, я друг.
– Да? – спросил Ютланд с сомнением. – Почему? И откуда ты меня знаешь?
Человек-паук ответил тем же щелкающим голосом:
– А ты не догадываешься?
– Нет.
– У нас много общего, – пояснил человек-паук. – Ты такой же чужой в этом мире людей, как теперь и я.
Ютланд пробормотал настороженно:
– Но я не паук.
В щелкающем голосе проскользнуло нечто, похожее на веселье.
– Тебе повезло больше, но ты своего везенья не понял…
– Чего?
– Ты уже родился таким, – объяснил человек-паук. – Ты див по крови! А мне пришлось самому познавать многие тайны, а затем перестраивать себя, чтобы стать совершенным. Меня зовут Змеиный Глаз. Я был самым могучим магом в Троецарствии.
– Что-то слышал, – пробормотал Ютланд.
– Даже? – удивился Змеиный Глаз. – Это было так давно!
– Да, – согласился Ютланд, – это в легендах. Теперь припоминаю, как великий Змеиный Глаз остановил вторжение горгулий, как заставил Донрей течь вспять, как однажды снес целую гору, а на ее месте создал красивое озеро…
Человек-паук кивнул, Ютланду показался отвратительным этот такой естественный для человека жест.
– Да, были такие забавы по молодости, – проскрипел он. – Человек всегда сперва занимается вещами, это проще, а только потом собой… если доживает.
Ютланд пробормотал ошарашенно:
– Так это ты сам с собой сделал? По своей воле?
Человек-паук сказал с одобрением:
– Наконец-то сообразил? Это хорошо. Другие вообще не понимают, хоть в кокон их сразу…
– Но… зачем?
Змеиный Глаз повернул голову, глядя в другую сторону, Ютланд с отвращением увидел на затылке еще четыре глаза. Змеиный Глаз снова обратил лицо в его сторону, заметил смятение гостя.
– До чего же, – сказал он с неприятным хохотком, – сильны привычки человека!.. Могу видеть и то, что сзади, но забываюсь и все равно поворачиваю голову. К счастью, от большинства человеческих черточек уже избавился.
Ютланд невольно передернул плечами.
– И что… все они были тебе так отваратительны?
– Все, – ответил человек-паук, – от которых сумел избавиться. Но оставил те человеческие… ха-ха… что любому зверю покажутся… ха-ха… чересчур зверскими!
– Ничего себе, – пробормотал Ютланд.
– Зайди в мое логово, – пригласил человек-паук. – Тебе понравится, обещаю!
Ютланд покачал головой.
– Как-нибудь в другой раз. Я по делу и спешу. Мне нужно найти Черного Всадника. Говорят, он где-то близко, а ты еще и знаешь, кто он и что делает.
Мандибулы человека-паука задвигались, он ответил скрипучим голосом:
– Я многое знаю. Ты хочешь стать таким, как я? Ты очень отважен, знаешь? Ты рискнул зайти сюда и… не дрожишь. Я вижу тебя, я чувствую, что твоя кровь такая же холодная, как и моя. А яда в ней даже больше.
Ютланд содрогнулся, но ответил сдержанно:
– Просто не вижу, почему должен бояться.
– Но другие до судорог страшатся даже крохотных паучков, – произнес человек-паук.
– Крохотных я не боюсь, – ответил Ютланд.
– А крупных?
– И крупных, – произнес Ютланд сдержанно. – Но все равно не хочу становиться таким.
– Даже ради великой мудрости?
– Даже ради всей мудрости мира, – ответил Ютланд.
Змеиный Глаз скрипуче рассмеялся.
– Обычное отношение недалекого человека… и очень юного. Но ты, Ютланд, необычен. Ты уже нечеловек, к чему я шел так долго! Неужели не чувствуешь радости, когда убиваешь? Даже не радости, а наслаждения?.. Настолько громадного, дикого, что начинаешь не просто убивать, а растягивать удовольствие, превращать простое лишение жизни в искусство?..
Ютланд ответил угрюмо:
– Я человек.
Змеиный Глаз покачал головой.
– Я же сказал, тебе повезло больше, чем мне, а ты этого оценить не сумел. Может быть, сейчас поймешь? Ты уже родился таким, а мне пришлось становиться… долго, постепенно…
– Пришлось? – спросил Ютланд. – Кто же тебя заставлял?
– Страсть, – ответил Змеиный Глаз. – Страсть к совершенству! Я же маг, исследователь!
Ютланд скептически оглядел его изуродованное тело.
– Это ты совершенен?
– А что ты знаешь о совершенстве? – спросил Змеиный Глаз. – Оно совсем не такое, каким его представляет тупое стадо. Вон даже самое простое, что взять, женщины, и то в Куявии считают совершенными коротконогих толстушек, в Артании – худых и высоких, в Славии только рыжих… Я просто пошел дальше и одним из немногих увидел уникальную красоту зла и того, что люди зовут предательством! Я сумел оценить прекрасность вампиров, гарпий и прочих совершенных существ, которых тупые и невежественные люди называют нечистью. Ютланд, тебе такое намного легче понять, чем было мне!
Ютланд смотрел исподлобья.
– Может быть.
– Тогда ты со мной?
– Нет.
– Почему?
– Я человек, – отрубил Ютланд. Перед глазами встала надменная дурочка, что постоянно задирала нос, а без него тряслась от ужаса и пряталась, как боязливая лягушка, под корягой. – Человеком быть… лучше.
Змеиный Глаз вскрикнул с отвращением:
– Как ты можешь! Ты так одарен, но рассуждаешь, как простой невежественный мужик! Толпа не может быть ни умной, ни разбирающейся в красоте!.. Если услышишь, что толпа на нечто говорит «хорошо», можешь смело сказать «плохо», не ошибешься.
Ютланд покачал головой.
– А мне кажется, ты в своих исканиях красоты и совершенства забрел не на ту дорогу. И увела она тебя… даже не знаю куда. Но это не мое дело. Скажи мне, где отыскать Черного Всадника?
Человек-паук недовольно поморщился.
– Я бы посоветовал тебе искать его в себе самом, но, боюсь, ты не поймешь даже такой простой совет.
– Не пойму, – согласился Ютланд мирно.
– Тогда ищи его на просторах, – ответил Змеиный Глаз.
Ютланд спросил разочарованно:
– Больше ничего не можешь сказать?
– Нет, – ответил Змеиный Глаз в сильном раздражении. – Если бы ты остался со мной, научился моему искусству, я бы сам помог тебе его найти, чтобы он порадовался за твои успехи!
– Нет, спасибо, – ответил Ютланд.
– Тогда прощай, – сказал Змеиный Глаз зло.
– Прощай, – сказал и Ютланд.
Он повернулся и сделал несколько шагов по туго натянутой толстой нити. Одной рукой он придерживался за соседнюю нить слева на уровне плеча, другой слегка балансировал шестом. Под ногами нить дрогнула еще дважды, он сделал шаг, резко пригнулся и, не разворачиваясь, с огромной силой резко ударил назад, как копьем, обугленным концом шеста.
За спиной зашипело, нить бешено затряслась. Ютланд ухватился обеими руками за толстую нить над головой, торопливо повернулся. Острие вошло в грудь-живот человека-паука, погрузилось как в глину, и вышло с той стороны.
Змеиный Глаз зашипел от боли и страха, судорожно попытался дотянуться до Ютланда крючковатыми лапами.
– Ты… чуял…
– Подозревал, – сообщил Ютланд.
– Но как… ты…
– По нити, – пояснил Ютланд. – Ты шел за мной по той же нити. Глухой не услышит.
– Но так точно, – прошептал Змеиный Глаз. – Ты пробил все мои три сердца.
– Надо было располагать их в разных местах, – посоветовал Ютланд. – Правда, тогда бы я ударил тебя просто по голове…
Человек-паук упал на колени, его лапы хватались за шест, но скользили по нему, как по гладкому камню.
– Ты рожден быть таким, – прошипел он с усилием, – как я… Тебе только шаг…
– Только шаг, – согласился Ютланд. – Но я его не сделаю.
Изо рта чудовища хлынула темно-зеленая кровь. Он закашлялся, прохрипел:
– Черного Всадника не найти на просторах… Иди в Черную Бездну. Там шаман Корг и повелитель Зафарг… Они общаются с ним…
– Спасибо, Змеиный Глаз, – сказал Ютланд.
– Будь ты проклят… как же больно…
– Постарайся получить удовольствие, – посоветовал Ютланд.
Он с силой рванул шест на себя. Из широкой раны потоком хлынула кровь и с шипением начали вылезать темно-синие внутренности. Человек-паук вскрикнул и попытался закрыть рану ладонями, но они усеяны острыми шипами, а пальцы, крючковатые и зазубренные, лишь расширили рану.
Он закричал от боли и страха. Ютланд сказал с мрачным сочувствием:
– Ощути в полной мере все наслаждение боли.
Змеиный Глаз выл, стонал, корчился. Ютланд гадливо отступил на шаг и сильным толчком опрокинул чудовище на бок. Тот не успел ухватиться за боковую нить, тело потеряло равновесие, вскрикнул, лапы запоздало метнулись в попытке ухватиться хоть за что-нибудь, но промахнулись.
Ютланд смотрел мрачно, как изломанное тело падает вниз, где никаких нитей, а только далеко внизу угадывается огромная кишащая масса.
– Червям привет, – напутствовал его Ютланд без всякой жалости. – Оцени их… красоту и совершенство.
Обратно он бежал быстро, уверенно балансируя жестом. У выхода соскочил с последней нити, мелькнула мысль оторвать ее от стены, но какое ему дело, к тому же здесь и так все постепенно рассыплется в прах…
Алац подбежал, звонко цокая по камням, тревожно ржанул. Хорт метнулся к хозяину и уставился жуткими глазами, стараясь прочесть на его лице, что же он такое увидел, что такой невеселый и даже грустный.
– Все в порядке, – ответил Ютланд, но ощутил, как горло перехватило. – Мы отыщем… Мы сумеем… Мы добьемся.
* * *