ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 5
Глава 14
Воздух пропитан запахами дивных цветов, один из эльфов весьма почтительно провел их через апартаменты к роскошной двери, поклонился и отступил в сторону.
– Отдыхайте, можете привести себя в порядок. Королева примет вас сразу же, как будете готовы.
Ютланд пробормотал:
– Да мы вообще-то и сейчас готовы…
Эльф посмотрел на Мелизенду.
– А ваша спутница?
– Она никогда, – пояснил Ютланд. – Потому лучше не ждать, все равно не дождетесь.
Мелизенда фыркнула, но пока подбирала резкий и язвительный ответ, эльф поклонился и быстро ушел.
Ютланд толкнул дверь, она не поддалась, он догадался потянуть за ручку на себя, перед ними открылся роскошнейший зал, каких Мелизенда не видела даже в мечтах.
Мелизенда изо всех сил держала лицо доброжелательно-радушным, не допуская других эмоций, а Ютланд смотрел только вперед, на лице начали появляться признаки нетерпения.
Мебель только из невиданных пород дерева, выполнена гениальными мастерами, все отделано серебром и золотом, пол сверкает диковинной мозаикой, и хотя тоже из дерева, но она чувствовала исходящее от него нежное тепло. Стены по большей части закрыты гобеленами, но Мелизенда видела, что и там все украшено ювелирами, как в ее королевстве украшают разве что короны: бриллианты, сапфиры, рубины – все в дивной гармонии и с таким совершенством вплетено в общий фон комнаты, что, убери хоть один камешек, идеальный мир станет уже не идеальным, а просто прекрасным.
Пока Мелизенда с раскрытыми ртом и хлопающими глазами осматривала их апартаменты, Ютланд быстро вышел на балкон, деловито осмотрелся, словно присматривал пути отхода, прикинул взглядом расстояние до соседнего балкона, что выходит из другого зала.
– Неплохо, – одобрил он. – Немного запутанно, хотя это и понятно…
Она сказала сердито:
– Что тебе понятно?
– Дворцу тысячи лет, – пояснил он. – Перестраивался много раз, потому такие нелепые переходики, мостики, балкончики прямо из глухих стен… Всякий строитель умничал по-своему.
Она сказала язвительно:
– Ты так и не увидел этой дивной красоты!.. Здесь все просто волшебно и прекрасно! Моя сокровеннейшая детская мечта сбылась, я увидела эльфов!
– И умирать пора? – спросил он. – Мало же тебе надо.
– А тебе надо больше? – спросила она язвительно.
Он кивнул.
– Да.
– Что же тебе надо? – спросила она.
Он прошелся вдоль стены, ощупал, будто искал потайные ходы. Мелизенда все ждала ответа, потом вдруг пришла нелепейшая мысль, что у этого пастуха в самом деле может существовать какая-то совсем уж безумная идея, сумасшедшее желание, и тогда она с такими вопросами покажется дурочкой…
– Здесь прекрасно, – прощебетала она. – Даже если начнешь уверять, что прекрасно может быть только в голой степи! Здесь прекрасно, хоть удави меня, хоть побей, но здесь прекрасно.
Он промолчал, а она осторожно опустилась в одно кресло, мордочка расплылась в блаженно глупой улыбке. Потом пересела в другое, опять то же счастье на харьке, затем в третье…
Она не успела опробовать все, дверь распахнулась, на пороге появился молодой эльф. На Ютланда бросил испуганный взгляд, поклонился им обоим с немыслимой грацией, распределяя поклон строго посередине.
– Королева Изергиль, – произнес он красивым мелодичным голосом, – приглашает вас на обед.
– Уже идем, – бодро откликнулся Ютланд, прежде чем Мелизенда придумала изысканный и вычурный ответ, что дал бы понять о ее образованности и манерах, – передай спасибку за приглашение! Чем у вас кормят?
Эльф поклонился и, не ответив, исчез за дверью. Через мгновение на его месте возник второй, постарше. В серебристой одежде больше золота, а длинные волосы блещут настоящей сединой.
– Я провожу вас, – произнес он таким же музыкальным голосом, как и первый. – Сочту за честь.
– Спасибки, – сказал Ютланд, – мы вообще-то дорогу запомнили, тут все просто… Мелизка, ты готова?
Мелизенда, позеленев от злости, церемонно поднялась и пошла рядом с Ютландом, но, когда эльф не смотрел в их сторону, зло пнула его ногой.
Он покосился удивленно.
– Ты чего?
– Я? – прошипела она. – Я как раз ничего! А вот ты?
– А я что, – согласился Ютланд, и снова она не поняла, признал свою вину или как-то по-степнячески насмехается, у дикарей свой дикий и непонятный цивилизованному человеку юмор.
Они шли за эльфом через роскошные светлые покои, под стенами в креслах расположились и мирно беседуют целыми группами эльфы, а их провожатый все вел мимо.
Мелизенда шла рядом с Ютландом, стараясь держаться гордо и достойно, она же настоящая принцесса, хотя, надо отдать Юту должное, идет ровно и спокойно, совершенно не обращая внимания на пышность и богатство залов, а мог бы ахать и тупо глазеть по сторонам, как деревенщина.
В одних залах пусто, в других под стенами в роскошных креслах восседают беседующие эльфы, а через некоторые помещения пришлось чуть ли не протискиваться. Их рассматривали с куда большим любопытством, чем они эльфов.
Мелизенда старалась не оглядываться по сторонам с глупо-ошалелым видом, здесь все держатся, как принцы и принцессы: спины ровные, движения плавные и величавые, никакой спешки, ее могут счесть за унижающую человека… или эльфа суетливость, все смотрят гордо и с достоинством, но если у людей так приходится приучать детей с колыбели, то здесь, похоже, это врожденное.
Она ощутила трепет, покосилась на Ютланда, но молодой пастух не чувствует никакого почтения к величию древней расы, идет спокойно, словно у себя среди баранов, держится непринужденно, совершенно не старается быть или хотя бы выглядеть лучше, чем он есть.
Провожатый наконец распахнул двери в зал, в котором Мелизенда сперва вообще не увидела стен, настолько огромен, а светильников под высоким сводом столько, что можно осветить все дворцы Вантита.
Зал вообще показался Мелизенде городской площадью, в нем столько прекрасно одетых эльфов, мужчин и женщин, что хватило бы на целый город. Все в изысканных костюмах и платьях, веселые и грациозные, голоса звучат мелодично, как совершенная музыка, а музыка доносится прямо из стен поистине волшебная…
Перед ними расступились, как по мановению невидимого жеста, образовался широкий проход, где могли бы пройти четверо коней в ряд.
Сердце Мелизенды стучало так, что она начала страшиться, как бы не заметили, а то решат, что деревенская простушка попала в изысканное общество. И хотя она в самом деле чувствовала себя деревенской простушкой, но одно дело чувствовать, другое – показывать это другим.
Двигаясь между рядами, они приближались к массивной двери в стене зала, перед нею два эльфа в праздничных одеждах с эмблемами корон, высокие, торжественно-неподвижные, однако при их приближении одновременно повернули головы, так же одновременно взялись за ручки дверей и потащили створки в стороны.
Мелизенда ахнула:
– Как… прекрасно…
Ютланд буркнул:
– Да, ничего. Видать, долго не воевали.
Они вступили в этот зал, он намного меньше, под противоположной стеной высокий трон на возвышении, куда ведут три широкие ступеньки, на нем во всем неистовом блеске восседает величественная женщина в короне на снежно-белых волосах. Рядом стоит, небрежно опираясь на трон, высокий эльф в настоящих металлических доспехах, немолодой, с суровым лицом и глубоко запавшими очень светлыми глазами.
Мелизенда вздрогнула от его пронизывающего взгляда. Из всех эльфов это был первый, кто посмотрел откровенно враждебно. Она видела, как он посмотрел на Юта, вздрогнул, лицо залила смертельная бледность.
Королева подняла голову, что-то спросила у него, он отвечал коротко, не сводя взгляда с Ютланда. Справа и слева от трона расположились стоя не меньше двух десятков очень немолодых эльфов, одетых старомодно, однако со вкусом.
В зале еще около сотни эльфов, но все держатся у стены с дверью, через которую вошли Мелизенда и Ютланд, все смотрят только на трон и женщину на нем.
Эльф, что привел Ютланда и Мелизенду, шепнул сзади:
– Это королева нашего народа Ее Величество благородная Изергиль.
Мелизенда смотрела на королеву во все глаза, только Ютланд буркнул:
– Изергиль? Что-то имя знакомое… Ну да ладно, это ваши дела. Мелизка, пойдем поздороваемся.
Мелизенда все не могла оторвать взгляда от женщины на троне. Это Юту как с гуся вода, а вот она чувствует себя сироткой-замарашкой, в королевском зале мужчины и женщины настолько утонченно-прекрасны, что у нее защемило сердце от собственной ущербности. Неизвестно откуда играет мягкая музыка, но не заглушает разговоров, а на троне восседает самая прекрасная женщина, какую Мелизенда не могла и вообразить: строгая, величественная, и в то же время с мягкой улыбкой на изысканно вылепленном лице. Ее серебристо-белокурые волосы венчает легкая корона, почти невесомая, столь изящен каркас, удерживающий огромные ограненные алмазы, рубины и другие драгоценные камни. Платье ее переливается всеми цветами, но только нежных и светлых оттенков, у ног ее лежат две прекрасные породистые борзые…
Эти собаки первыми заметили гостей, подняли головы. Мелизенда видела, как у обеих поднялась шерсть, затем одновременно с испуганным визгом метнулись в сторону и опрометью выбежали из зала. Ютланд довольно улыбнулся, его хорт даже не обратил бы на горбатых шавок внимания, но промолчал, а когда приблизились к подножию трона, первым поклонился, то есть чуть-чуть склонил голову.
Мелизенда не успела схватить его за руку и остановить, надо же сперва узнать, какие тут правила приветствия, но Ютланд уже сказал ровным голосом:
– Приветствуем тебя, королева.
Королева выглядит достаточно молодо, хотя волосы седые, да и глаза смотрят не по-женски мудро, во всем ее облике такое величие и достоинство, что Мелизенда, когда приблизилась, низко поклонилась, вся трепеща, и пролепетала пищащим голоском:
– Ваше Величество… я безумно счастлива!.. Мне довелось… посчастливилось… это же в самом деле королевство эльфов, да?.. У нас только мечтают хоть одним глазком его увидеть!.. Примите, Ваше Величество, наши уверения в нашем почтении и восторгах…
Эльф в доспехах продолжал смотреть враждебно, но молчал и даже не двигался. Легкая улыбка скользнула по красиво вырезанным губам королевы.
– Принимаю, – ответила легким музыкальным голосом, настолько красивым и чистым, что у Мелизенды сердце дрогнуло от жажды уметь говорить так же. – Мы очень ценим, что вы сумели спасти нашего сородича и вернуть его в наши земли. Это тем более ценно, что вы не ожидали никакой награды… Вы уже уезжали, когда вас остановили, не так ли?
Ютланд досадливо дернул щекой и промолчал, зато Мелизенда широко распахнула глаза.
– А как же иначе? – спросила она в великом удивлении. – Это же ребенок!.. Ему надо было помочь!
Королева всматривалась в нее с интересом.
– Да, но… люди очень редко что-то делают не из корысти.
Ютланд спросил насмешливо:
– А эльфы?
Она с минуту изучала его лицо, прежде чем ответить:
– Увы, ты прав, загадочный незнакомец. Это коснулось эльфов тоже. Хотя совсем в небольшой степени. Потому нас так тронуло ваше великодушие…
Мелизенда распахнула хорошенький ротик, собираясь с негодованием отвергнуть благодарности, помогать – святой долг, однако Ютланд нехорошо усмехнулся и спросил:
– Только потому нас и привели под конвоем?
Королева нахмурилась, Мелизенда видела, что Ютланд ее выводит из себя все больше, но сдержалась и ответила с достоинством:
– Ты умен и проницателен… Как, ты говоришь, звать тебя?
– Ют, – ответил Ютланд. – Просто Ют.
– Ют, – произнесла королева, – ты умен, несмотря на очень юный возраст. Не сомневаюсь, что тебя обучали с детства лучшие наставники, прививая правильные взгляды и обучая править народами. Ты прав, я пригласила вас еще… с некой целью. А то был не конвой, а почетный эскорт, какой всегда высылаем для встречи королей или тцаров… В общем, у нас есть сторонники как полной изоляции от мира людей… так и тех, кто хочет им открыться.
Мелизенда смотрела расширенными глазами то на королеву, то на Юта и все порывалась пояснить, что никто его ничему не учил, он же простой бедный пастух, а вот она – принцесса, но королева продолжала речь, и никак не удавалось вставить слово, а перебивать – невежливо.
– А что хотите вы? – спросил Ютланд.
Королева покачала головой.
– Как правительница, я должна учитывать интересы всех. Потому я не готова открыть наш мир вашему, но и не хотела бы держать нас в изоляции. Моя политика – это осторожное налаживание отношений с людьми. Сперва немногими, кому можем доверять…
Ютланд видел, как дернулся эльф в доспехах, лицо его выразило сильнейшее отвращение. Он даже начал раскрывать рот явно для резкой реплики, но сдержался, Ютланд видел, с каким усилием, только лицо потемнело, а глаза, напротив, стали безумно белыми.
– Вы что, – поинтересовался Ютланд, – такие наивные? От того, что мы спасли малыша, это не значит, что нам доверять можно и в остальном.
Эльф в доспехах кивнул и что-то быстро шепнул королеве на ухо. Она медленно наклонила голову, очень царственное движение, в ее глазах уважение к неграмотному пастуху, как его отрекомендовала Мелизенда, стало заметнее.
– Ты вежлив, – обронила она негромко, – успел заменить в последний момент слово «дураки» на «наивные», но эльфы такие мелочи замечают… Вообще-то ты прав. Мы не наивные, однако ведем себя так потому, что не вижу других критериев. Вы двое добрее и бескорыстнее других, уже этим лучше остальных.
Эльф в доспехах нервно дернул щекой, наклонился к королеве и что-то очень настойчиво прошептал на ухо. Она отрицательно покачала головой.
– Нет, дорогой Амнуэль, я на это разрешения не даю…
Эльф дернулся, некоторое время прожигал Ютланда ненавидящим взором, затем выпрямился резко, словно его ударили снизу в челюсть. Выразительное лицо быстро менялось, десятки оттенков чувств пронеслись с огромной скоростью, наконец он коротко поклонился, отступил и исчез за спинами придворных, что охотно заняли его почетное место.
Ютланд все замечал, но сделал вид, что это проходит мимо его сознания, произнес с поклоном:
– Надеюсь, Ваше Величество, в вашем королевстве есть и более осмотрительные лю… эльфы.
Она продолжала внимательно всматриваться в его спокойное, чересчур спокойное лицо.
– И снова ты угадал, они есть… их много. Хотя… что ты называешь осмотрительностью?
– К людям нужно присматриваться долго, – ответил он. – Есть такие, что сегодня искренне клянутся в дружбе, а завтра всадят нож в спину. Но я не знаю способа, чтобы отличить таких от тех, кто никогда не предаст.
Королева вздохнула.
– Для тебя не будет новостью, что эльфы тоже не знают?
Ютланд покачал головой.
– Может быть, это эльфы испортили людей?
– Вряд ли, – ответила она невесело, – хотя эльфы намного древнее, однако люди… склонны…
Он кивнул.
– Да, склонны. Ко всякому. Даже к хорошему. Временами. И никогда не угадаешь…
Она вымученно улыбнулась.
– Давайте на этом закончим торжественную часть. У людей все заканчивается пиром?
– И начинается тоже, – уточнил Ютланд.
– Тогда пир, – решила королева. – Сейчас!
Мелизенда только вспикнула, когда вдруг посреди зала появился длинный стол, окруженный роскошными креслами, а свечи на всех стенах ярко вспыхнули, заливая зал ярким праздничным светом.
Королева неспешно повела в сторону белоснежной рукой.
– Дорогой Куннаэль, посадите наших гостей… я вижу свободные места между Азаэллой и Ванаэлем.
Эльф, которого она назвала Куннаэлем, поклонился и сделал в сторону Ютланда и Мелизенды церемонный приглашающий жест. Мелизенда ухватила Ютланда под локоть и с напряженной улыбкой, пощипывая его незаметно, позволила вести себя плавно и неторопливо, хотя Ютланд явно собирался оказаться за столом в один гигантский прыжок.
* * *