ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 6
Глава 10
Широкий и просторный ход продолжал, несмотря на зигзаги, уходить вниз. Ютланд заметил, что даже беспечный Кусим иногда косится на свод и ежится, словно за шиворот сыплется мелкая крошка. Ощущение, что над ними уже чудовищная масса камня, настоящий горный хребет, почему-то угнетает на глубине больше, хотя умом и понятно, что для того, чтобы быть раздавленным в лепешку, достаточно вызвать обвал еще на входе в Черную Бездну.
Дрэмер иногда поводил глазами, почти не поворачивая головы. Ютланд идет уже с ним рядом, наконец Дрэмер проговорил негромко:
– Ют, я уверен, ты станешь великим героем. Но сейчас хочу, чтобы ты дожил до того времени.
– Понял, – ответил Ютланд. – Обещаю, вперед не полезу.
– Вот и хорошо, – с облегчением проговорил Дрэмер. – Надо, чтобы я только на дива смотрел, понял?
– Понял, – повторил Ютланд. – Кого встретим?
Дрэмер буркнул:
– Скорее всего, Корга. Это шаман, но… великий шаман. В общем, самый могучий из шаманов. Не люблю с такими драться, всегда чувствую себя беспомощным, когда либо превращают в камень… пусть ненадолго, либо заставляют врастать в землю… Это для Бера или Лориэль неопасно, бьют издалека, а если меня заставляют пустить корни, то стою, как вкопанный по пояс в землю дурак, и как дурак же машу мечом, а меня спокойно бьют с пяти шагов. Обидно и скверно… А как у тебя с магией?
Ютланд сдвинул плечами.
– Не знаю.
– Почему?
– Я недавно спустился с гор, – объяснил Ютланд. – Там своя жизнь, а тут все другое.
Дрэмер сказал осторожно:
– Мне показалось, магия тебя не задевает. И стрелы твои прошли, как сквозь туман, а у Бера нет, хотя он лучший из лучших, и дубиной ты лупил ту сволочь, а мы все были, как в тесте мухи…
Ютланд пробормотал:
– Хорошо бы, чтобы не задевала. Но я не знаю еще, что задевает, а что нет. Может, я настолько дик, что не понимаю магии?.. Или глуп, потому и не действует?
– Говоришь ты хорошо, – осторожно произнес Дрэмер. – Очень грамотно. У нас так только дети беров обучены, но у них по три мудрых наставника. Наверняка твой отец там, в горах, не последний человек?
Снизу раздался глухой рев, по стенам прошла незримая волна дрожи. Ютланд ощутил, как внутри камня задрожали кристаллы, и этот звон наполнил сердце страхом.
– Зафарг, – произнес Дрэмер, голос его дрогнул. – Да что это со мной? Иду же за ним, за его шкурой, а внутри меня что-то трусливо молит, чтобы Зафарг нам не встретился!
Ютланд промолчал, трудно найти слова на такую откровенность, а Кусим за спиной пробормотал:
– Думаешь, ты один?.. Я вообще сидел бы лучше в корчме и отбивался от приставаний Лориэль…
Лориэль откликнулась живо:
– Да, конечно. Как будто я бываю в таких отвратительных местах, куда порядочная женщина побрезгует войти!
А серьезный, как всегда, Бер сказал угрюмо:
– Мало ли что нам хочется. Идем потому, что надо.
Рев раздался громче, ближе, яростнее. Дрэмер изготовился к схватке, все остановились и приготовились начать бой сразу, как только чудовище покажется из темноты, однако рев стал глуше, пошел странно мимо. Ютланд наконец догадался, что Зафарг двинулся по соседнему подземному туннелю.
– Здесь все источено, – сказал Дрэмер, – как спелый сыр…
– Как трухлявый пень, – поправил Кусим.
– Хорошо бы, – сказала Лориэль мечтательно, – если бы все здесь рухнуло и придавило орду этих тварей.
– С нами? – спросил Кусим.
– Но если закроется… исчезнет вся Черная Бездна?
– Тогда пусть, – ответил Кусим.
Ютланд молча покосился на ставшее серьезным лицо разбойника. Кусим выглядел красивым и гордым, да и другие, судя по их взглядам, готовы без колебаний бросить свои жизни в огонь, если это перекроет путь наверх тысячам рарахов.
Дрэмер снова двинулся во главе отряда, осторожный и готовый принять на себя всю ярость потревоженного в собственной норе могучего дива-рараха. Остальные с оружием наготове шли так же медленно и готовые к неожиданностям.
Ютланд чувствовал, как от напряжения заныла шея, а потом и плечи. Рядом тяжело дышит Бер, в руках лук, стрела на тетиве, осталось только в одно мгновение натянуть тетиву и отпустить ее, но хочет опередить даже это мгновение, чтобы выпустить стрелу сразу, как только увидит цель…
Лориэль тяжело вздохнула, но, устыдившись, сделала лицо суровым и непреклонным, а взгляд не по-женски твердым.
Внизу загрохотало, донесся приглушенный толщей скальной породы рев. Ютланду показалось, что далеко внизу их ждет вообще нечто невообразимое, как только бороться с таким существом, чей рев сотрясает все каменные пласты, надо в самом деле быть героем, чтобы вот так спуститься в само логово зверя…
Дрэмер, словно прочел мысли Ютланда, а может, они так уж четко обозначены на его лице, во всяком случае, ратоборец произнес глухо:
– Понимаешь… если хозяева мира мы… то должны ходить в этом мире везде… по праву хозяев.
Кусим уточнил:
– И в любые норы.
– И в любые норы, – нехотя согласился Дрэмер.
– И в любое болото, – добавил Кусим невинным голосом.
– И даже в болото, – огрызнулся Дрэмер. – А если помешает – можно замостить или вовсе осушить! Земля будет такой, какой мы захотим ее сделать. Мы, а не дивы!
Ютланд покосился на ратоборца с некоторым удивлением. Рассуждает, как дед Рокош, а не удалой рубака с длинным мечом. Похоже, и у него в детстве были мудрые наставники, старательно учили говорить и думать за все племя, а он, переев учености, убежал и вступил в отряд по истреблению дивов, хотя от привычки говорить мудро и обстоятельно так и не отучился.
Когда шли намного выше, земля еще казалась ему незыблемой твердью, но сейчас вздрагивает, стонет, в ее недрах поворачивается нечто немыслимо огромное, дрожит, и он чувствовал, как в унисон начинают подрагивать колени.
Сухой жар становился сильнее, капли пота выступали на лбу и тут же испарялись. Он поднял ладонь, чтобы утереться, и тут из темноты впереди раздался могучий дикий рев. Мимо Ютланда пронесся огненный шар, но не успел ударить в цель, как просвистели стрелы Бера.
Он судорожно ухватился за лук, сгусток косматого огня осветил огромного черного зверя, похожего на огромного кота. Чудовище одним прыжком одолело половину пещеры и оказалось на Дрэмере. Ратоборец с металлическим грохотом рухнул на спину. Ютланд оставил лук и, ухватив дубину, ринулся на помощь.
Зверь яростно царапал щит, сумел достать лапой до шлема и сорвал его, в это время Ютланд со страшной силой обрушил дубину на затылок хищника. Мечи Кусима засверкали в тусклом огне, рассекая мясо и мышцы на спине.
Под дубиной сухо треснуло, зверь взревел, но Ютланд услышал и скулеж. Чудовищная морда повернулась к нему, он ударил прямо в широкий нос, разбив в кровь, заодно треснул и один из клыков. Рычание зверя перешло в откровенную жалобу.
Кусим заорал победно:
– Добивай кота!
Он вскинул мечи высоко и вонзил их, как спицы. Зверь дернулся, скулеж превратился в хрипы, голова упала на пол.
Дрэмер поспешно поднялся, подхватил шлем. Руки его дрожали, однако быстро и странно суетливыми движениями напялил на голову, дико огляделся.
– Что-то не так…
Из темноты прозвучал холодный голос:
– Еще бы.
Оттуда вышел громадный человек в синем плаще, таких Ютланд уже видел, шаман Шаграк почти такой же, только этот крупнее, движения более властные, а в руке короткий жезл со светящимся камнем в навершии. И конечно, лицо уже не лицо, а звериная морда с торчащими клыками и широкими ноздрями.
– Вы сумели убить моего любимца, – произнес он, – за это не просто умрете, а умрете страшной смертью.
Бер поднял лук, стрела сорвалась с тетивы почти моментально, однако упала на пол прямо перед незнакомцем.
– Я Корг, – сказал тем же мертвым голосом див. – Шаман Корг. Вы должны будете постоянно повторять это имя, пока не умрете в адских муках…
Ютланд видел с ужасом, что все пытаются сдвинуться с места, однако ноги словно прилипли к полу. Руки тоже опускаются безвольно, некая страшная сила лишает их воли, превращается в полуживые куклы…
Шаман подошел ближе, разглядывая их страшными рыбьими глазами, где ни капли теплоты, щелчком выбил из рук Дрэмера щит, тот со звоном покатился по каменному полу. Все, в том числе и сам Корг, проводили его взглядом, а Ютланд вскинул дубину и ударил как можно сильнее шамана в затылок.
Корг не просто пошатнулся, его бросило на стену. Ошеломленный, он начал поворачиваться, но Дрэмер очнулся от ступора, ринулся с диким криком и поднятым мечом, Кусим быстро-быстро заработал клинками, просвистели стрелы Бера и ударила огненная пика Лориэль.
Они все успели собраться в тот же момент, как дубина Ютланда ударила в затылок и разрушила колдовство.
Корг выкрикивал заклятия, вздымал руки, его рубили, кололи, кровь брызгала тугими струйками, но раны заживали мгновенно, Ютланд с дубиной никак не мог подступиться, чтобы ударить еще хотя бы раз, Корга закрыли спинами, кричали, рубили и кололи, наконец Ютланд заметил, что голос шамана становится тише, движения не такие быстрые и четкие.
Он может заживить любую рану, но если их десятки, и они постоянно появляются снова и снова, сбивая его заклятия ответного удара, то выстоять получится вряд ли…
Внезапно взревев страшно, он отшвырнул всех на остатках сил и попытался на подгибающихся ногах ускользнуть в темную часть туннеля. Ютланд снова вскинул дубину, но вдогонку за шаманом прыгнул Дрэмер, ударил головой в железном шлеме в спину и свалил, а Кусим несколько раз всадил клинки в то место, где череп соединяется с шеей. Всякий раз отвратительно хрустело, брызгала кровь, останавливалась, но однажды раны так и остались открытыми, и кровь продолжала бежать и бежать.
Дрэмер поднялся, двумя мощными ударами тяжелого меча отрубил голову. Кусим тут же подхватил ее и торопливо сунул в мешок.
– Это самая ценная добыча, – сказал он Ютланду. – Смотри, не скоро еще такое увидишь!
Ютланд спросил мрачно:
– Разве это конец?
Кусим кивнул на Дрэмера.
– Если наш командир решит идти дальше, то это не конец.
– А кто там дальше?
– Зафарг, – ответил Кусим. – Его сладкий голосок мы уже слышали.
Ютланд требовательно посмотрел на Дрэмера.
– Идем дальше?
– В смысле, – спросил он, – глубже?.. У тебя что, личные счеты с Зафаргом?
– Он ему на ногу наступил, – сказала Лориэль. – Ют, не хмурься. Твой удар дубиной был очень вовремя. Заклятие слетело, словно шелуха! Я даже не знаю… даже не хочу думать, что могло быть.
Кусим сказал сожалеющее:
– Хотел бы я стать таким толстокожим, как Ют!.. А то я такой чуткий, трепетный, нежный, чувствительный, все меня ранит и задевает, вот когда Лориэль косо смотрит, у меня по всему телу, ты не поверишь, вот такенные ожоги!
– Не поверю, – согласился Ютланд, посмотрел на рассерженную Лориэль, уточнил: – От тебя вообще должно остаться мокрое место.
Дрэмер прервал громко:
– Я вижу, все сохранили не только руки-ноги и головы, но даже присутствие духа. Так что идем дальше. Но помните, впереди Зафарг!
Ютланд видел, как все посерьезнели, нервные шуточки оборвались, будто их отрезали ножом. Все снова пошли за ратоборцем в условленном порядке, а Дрэмер вовсе удвоил осторожность, идет чуть ли не приставным шагом, часто останавливается и прислушивается.
Лориэль крикнула сзади:
– Давай, я буду прощупывать туннели?
Он покачал головой.
– Нет, береги магию. Может не хватить в нужный момент…
Ютланд промолчал, даже ему известно, что заглядывание с помощью магии за углы и в соседние норы истощит запасы магии, а восстанавливается она крайне медленно.
Лориэль послушно замолчала, Дрэмер прав, да и она это знает, просто хочется побыстрее, а еще в расчете на удачу, а вот Дрэмер рассчитывает только на умение, дисциплину и строгое взаимодействие…
Ютланд приотстал, раздумывая, как там Мелизенда, плотно ли он закрыл дверь, все-таки на постоялом дворе народ разный, могут и обидеть, могут завалиться к ней пьяными, перепутав двери… Да и вообще… К счастью, он догадался велеть хорту присматривать за беспомощной девчонкой…
Впереди раздался напряженный голос Дрэмера:
– Осторожно… Впереди вода!
Кусим крикнул торопливо:
– Смотри, чтоб железо не заржавело!
– А что сам утопнет, – сказала Лориэль ехидно, – то ничего? Какой ты заботливый друг!
Ютланд ускорил шаг, впереди в пещере вода от стены до стены, Дрэмер уже вошел осторожно по колено, щупает ногой, Кусим с обнаженными мечами нервно оглядывается по сторонам.
– Я пойду вперед, – сказал Ютланд, – все равно не утону.
Вода обожгла ступни, а когда поднялась до колен, он понял, почему такое напряженное лицо у Дрэмера. В пещере нет другого света, кроме магического факела в руке Лориэль, вода кажется черной, как уголь, и бездонной.
Ютланд торопливо шел к далекому выходу, вода только раз поднялась до пояса, да и то мог бы обогнуть ямку, а дальше дно стало повышаться, Ютланд вышел на сухое и, пока с него сбегали струи, осмотрел лук, но тетива осталась сухой.
Дрэмер прошел следом уже увереннее, а проходя мимо, буркнул:
– В другой раз так не делай.
– Да все в поря…
Снизу и совсем близко прогремел неистовый рев, Кусим скривился и зажал обеими ладонями уши. Рев многократно отражался от стен, возвращался еще страшнее и злее, в конце концов уже нельзя было определить, откуда идет, а зверь, как назло, продолжал реветь, словно тяжелой лапой наступил на свой хвост или жалуется, что его обижают.
– Это не Зафарг, – определил Дрэмер. – Не такое злое, судя по рыку. Но, увы, такое же здоровенное.
– Даже крупнее, – озабоченно сказал Кусим. – Чтобы так реветь, нужна знаешь какая глотка? Как у Дрэмера, а то и больше. И дыхалка.
– Моя уже ни к черту, – сказал Дрэмер измученно. – Ладно, завалим этого… кто там ревет, и возвращаемся. Иначе я тут и сдохну.
– Дохлые мы даже Лориэли не нужны, – сказал Кусим печально, – ей нужны живчики. Так что да, завалим и сразу драпать.
– Даже добычу не возьмем? – спросил Бер.
– Типун на тебя всего!
* * *