ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 5
Глава 13
Вскоре начался незаметный спуск. Горы впереди исчезли, и хотя пока еще не видно долины, однако впереди безбрежная синь неба, облака, а не угрюмые каменные стены.
Дорога пошла резкими изломами, то поднимаясь, то падая, даже не дорога, а то единственно проходимое место, каким эльфенок пробрался от скрытого входа в свою зачарованную страну.
Ютланд начал ворчать, слишком далеко, не дурачит ли этот червячок, новых ловушек только недоставало, но он завозился в руках Мелизенды и пропищал:
– Вот эта стена!
Ютланд молча направил туда Алаца. Каменная стена вздымается чуть ли не до небес, огромная, древняя, изъеденная ямками и щербинами. Все звериные тропки заканчивают здесь свой долгий бег, ударившись с размаху в эту несокрушимую твердь.
Эльф сказал тоненьким голосом:
– Это… здесь.
Мелизенда поцеловала его в щеку и спустила с коня на землю.
– Тогда беги.
Ютланд буркнул:
– Но, если нужное слово вдруг выбили из твоей дурной головы… возвращайся.
Эльфенок подбежал к стене так торопливо, что ударился о нее, быстро уперся обеими руками и лбом, прокричал нечто звонким голосом невообразимо длинное слово, которое Ютланд при всем желании повторить не смог бы.
Раздался треск, земля дрогнула. Алац беспокойно ржанул и переступил с ноги на ногу, а хорт отпрыгнул. В стене пробежала вертикальная трещина, углубилась, обе половинки начали раздвигаться в стороны.
По ту сторону беспощадно ярко и непривычно засверкала радостная молодая зелень, такая неожиданная после этих скучных сырых скал и нагромождения камней, блеснуло удивительно синее небо, так еще и яркое солнце, хотя на этой стороне темные тучи…
Эльфенок заорал счастливо и с растопыренными руками вбежал в свой мир.
– Ну вот и все, – сказал Ютланд, – одно сопливое существо отвез, осталось другое.
Он повернул коня, Мелизенда промолчала, уже ухитрилась привыкнуть к эльфенку и чувствовала грусть.
Алац сделал два шага, изготовился к галопу, как вдруг сзади раздался голос:
– Стоять!
Ютланд повернул голову. Из широкой трещины высыпало с десяток стройных лучников в серебристой одежде, все с наложенными на тетивы стрелами, все целятся в его спину.
Он медленно повернул коня, Мелизенда закричала возмущенно:
– Вы что?.. Мы же вернули вам потерявшегося ребенка!
Один из лучников сказал без вражды, но непреклонным голосом командира:
– Таков закон. Сойдите на землю… и медленно идите сюда.
Ютланд нахмурился, Мелизенда старалась не встречаться с ним взглядом, зря его не послушала, сейчас были бы уже на дороге к Вантиту.
Лучники расступились при их приближении, один властным взмахом руки красноречиво указал, что надо идти через трещину. Все стрелки, как рассмотрел Ютланд, очень стройные, гибкие, как молоденькие девушки, ясноглазые, на вид слабые, однако луки в их руках большие и тяжелые, а стрелы со стальными наконечниками, острыми, как иглы.
Ютланд соскочил на землю и повел Алаца в поводу, а Мелизенда все оглядывалась, чтобы дурной хорт не потерялся, засмотревшись на диковинки. За их спинами загрохотало, она в испуге оглянулась, так и есть: стены сдвинулись так плотно, что щель исчезла.
– Мы что, – проговорила она трясущимся голоском, – в плену?
Ютланд буркнул:
– А ты как думала?
– Ну дура я, – сказала она с отчаянием, – я же тебя предупреждала! Ты же сам сказал, что красивая!.. Значит, дура…
– Еще какая… красивая, – сказал он. – Ничего, я не думаю, что мы в плену. Хотя и в гости я не напрашивался.
– И я, поверь!
– Верю, – буркнул он.
Едва заметная тропка повела между огромных красивых деревьев, потом и она исчезла, но зато открылась за поворотом панорама сказочно прекрасной долины с садами, ухоженными полями и дивными светлыми зданиями, устремленными башенками и остроконечными крышами к небу.
Мелизенда ахнула, передние лапки прижала к груди и смотрит с таким восторгом, что Ютланд ревниво нахмурился, подумаешь, эльфы.
Лучники в серебряных одеждах идут по сторонам и сзади. Ютланд еще раз окинул их придирчивым взглядом и решил, что в близком бою абсолютно ничего не стоят. Руки слишком тонкие, плечи узкие, не видно мощных грудных мускулов, сильный удар такого перешибет пополам. И лучниками стали поневоле, все-таки точная стрельба издали компенсирует слабость мышц.
Как только деревья остались позади, под ногами снова появилась дорога, на этот раз вымощенная широкими плитами розового и нежно-голубого камня.
Весь мир эльфов показался ей настолько чистым, холодным и возвышенным, что здесь все должны ходить на цыпочках и говорить шепотом либо очень серьезными голосами.
Она восторженно таращила глаза и время от времени поспешно закрывала распахнутый в изумлении рот. Все земли эльфов, насколько хватает взгляд, выглядят исполинским ухоженным двором сказочно богатых и счастливых людей. Земля вымощена либо цветными плитами, либо булыжником, между ними оставлены зеленые поляны и широкие лужайки, часто попадаются высокие клумбы с роскошными гордыми цветами, вдоль главной аллеи в небо бьют узкие струи фонтанов, там на высоте вода рассеивается в мельчайшую водяную пыль, а вниз опускается нежной прохладой. Далеко впереди появилось и начало приближаться немыслимо красивое здание, словно не из камня, а из взбитой на порогах пены, светлой, воздушной и стремящейся оторваться от земли.
Ютланд смерил его взглядом и прикинул, что высотой превосходит все дома, какие когда-либо видел, даже дворец куявского тцара впятеро меньше, ниже и выглядит рядом с этим как неухоженный скотный двор.
По стенам вьются ползающие цветы, Мелизенда восторженно ахнула, видя, как они взбираются почти на самую вершину, где остроконечная крыша упирается в хрустальный небосвод.
Дворец увенчан десятком стрельчатых башенок, все новенькие и свежие, словно набухшие бутоны дивных цветов, он ощутил, что тоже начинает смотреть с восторгом, тут же на всякий случай нахмурился и принял независимый вид, зато Мелизенда таращила глазки на все с распахнутым, как у галчонка, ртом.
Громко и торжественно пропели трубы, из каменного строения, такого же белоснежного и устремленного остроконечной крышей в небеса, выехал большой отряд конников. Длинные неправдоподобно тонкие копья вверх холодно блещущими остриями, кони тоже белые, длинногривые и с пышными хвостами. Мелизенда сразу же вспомнила короткую челку несчастного Алаца и его куцый хвостик.
– Как нас встречают! – шепнула она восторженно.
Ютланд буркнул:
– А мы при чем?
Мелизенда хотела гордо напомнить, что она – принцесса, однако всадники проехали мимо, все величавые, как самые высокородные в ее Вантите, даже еще величавее, лица и движения надменные, глаза смотрят прямо перед собой, не замечая двух диких человечеков: Мелизенда вдруг ощутила, что она действительно грязная, дикая и дурно пахнущая рядом с ними.
Последние всадники миновали и величественно удаляются, у них даже кони двигаются гордо и надменно, все эльфы без шлемов, серебряные волосы свободно падают на плечи, отсвечивая сдержанно и благородно.
Она проводила взглядом их прямые спины, сделала попытку держать свою еще ровнее, а лицо величественно гордым.
Дворец наконец заслонил собой полмира, по ступеням из белоснежного мрамора спускаются и поднимаются изысканно одетые стройные эльфы. Ютланд видел, как они все вытаращили глаза, а потом их всех как ветром сдуло, как только рассмотрели за их спинами эскорт в виде копейщиков и лучников.
Ютланд все так же без нужды держал Алаца под уздцы, но этот жест был только для эльфов: они, в отличие от беспечной Мелизенды, на коня и хорта смотрели с ужасом, всякий раз бледнели и отступали, когда кто-то из пришельцев оглядывался на них.
Они все поднялись по ступеням, Ютланд так и собирался идти дальше, но дворцовая стража, выставила копья, а сопровождающий гостей вожак эльфов сказал торопливо:
– Это же дворец!..
Ютланд буркнул:
– И что?
Вместо эльфа ответила Мелизенда, в ее голоске Ютланд уловил ехидство:
– У артан во дворцы въезжают на конях?
Ютланд сказал недовольно:
– Так это ж не артанский!.. Ну тогда ладно, слезай, милосердница. Тебе же хуже.
– Спасибо, – сказала она. – Уж как-нибудь сумею на своих коротких кривых ножках.
Он снял ее с седла и бережно опустил на мраморные ступени. Алац смотрел с вопросом в больших умных глазах, хорт тоже ждал распоряжений, на эльфов оба к великому облегчению тех не обращали внимания.
– Ждите, – велел Ютланд. – Не думаю, что задержимся.
Вожак эльфийской заставы сказал торопливо:
– Не обязательно ждать здесь! Мы накормим, устроим… они будут довольны, обещаю.
* * *