ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 6
Глава 11
Стены странно блестят, Ютланд осторожно потрогал, ощущение такое, словно провел ладонью по расплавленному и уплотненному стеклу.
Дрэмер увидел, буркнул:
– Пожиратель тверди.
Ютланд не понял, но переспросить постеснялся, а потом шел следом за ратоборцем, едва не наступая на пятки, и все думал, при чем здесь пожиратель камней, не боками же так сгладил, боками разве что процарапал бы…
Снизу пахнуло жаром, Дрэмер вскрикнул:
– Черт, только что о нем говорили!.. Лориэль…
Ютланд охнул, мимо пронеслась ледяная струя холода, у него щека покрылась инеем, а капельки пота посыпались на пол, как мелкие кусочки льда.
Голубая струя исчезла в темноте, там раздался грохот, словно разламываются каменные глыбы, рев и надсадное шипение, будто змее размером с реку придавили хвост.
Дрэмер прокричал:
– Попала!.. Давай еще разок!..
– Не получится, – прокричала Лориэль. – Откат чересчур длинный…
Бер уже стрелял в темноту, через мгновение там заскрежетало, заскрипело, показалась огромная масса, заполнившая почти всю пещеру. Ютланду на миг показалось, что это рарах-землегрыз, такая же огромная голова, ползущая сама по себе, но так же, как двигается голова дождевого червяка, однако у этого чудовища все тело как из жидкого металла, над ним струится воздух, а огромная пасть занимает больше половины всей головы…
Пожиратель двигался со скрежетом, разламывая мелкие камни своим весом, раскалывая и превращая в песок крупные. Ютланд не рассмотрел глаз, на них надвигается сплошной разинутый рот с такими челюстями и зубами, что самые крепкие глыбы гранита рассыплются, как сухие комья земли.
Кусим вскрикнул в ужасе:
– В самом деле… Пожиратель Тверди!
– Отступаем? – вскрикнул Бер.
– Куда? – разъяренно спросил Дрэмер.
Он отступал, прикрываясь бесполезным щитом, но в распахнутой пасти Пожирателя поместился бы и со щитом, и с копьем, нацеленным вверх. Вообще верхняя челюсть скребет по своду, а нижняя загребает камешки с пола, эту тварь не обойти и схватки с нею не избежать.
Еще Ютланд ощутил, что этот гигантский червяк из гибкого железа может двигаться намного быстрее, а сейчас он просто… питается? Или выполняет заданную работу, чтобы расширить для Ящера выход на поверхность?
Бер вскрикнул:
– Лориэль…
– Не могу, – ответила она, чуть не плача, – откат…
Ютланд поднял обеими руками огромный валун. Сердце начало стучать чаще и чаще, по телу пошла волна еще не ярости, но уже той злости, когда силы удваиваются, а то и удесятеряются. Никто на него не обращал внимания, все с ужасом смотрят на приближающуюся пасть, а валун, Ютланд чувствовал, полетел с огромной силой…
Он хотел было ударить в нижнюю челюсть, но в последний момент скорректировал замах, и массивная глыба с силой влетела в пасть, а там угодила прямо в самую глотку. Сперва ему показалось, что это песчинка в огромной трубе, но Пожиратель вдруг остановился, голова дважды дернулась, затем из темноты донесся гул падающих камней, грохот.
Пожиратель закрыл пасть, с ним что-то происходило, он все дергался, в раздражении бился головой о свод, гулко и механически ревел, как неживое существо.
Дрэмер подбежал и, все так же закрываясь бесполезным для такого зверя щитом, начал рубить нижнюю челюсть. Кусим в стремительном темпе орудовал мечами, раны получались не такими глубокими, зато на один удар Дрэмера их приходилось четыре, а то и шесть.
Ютланд подобрал камень еще покрупнее и, воодушевленный прошлым броском, зашвырнул точно в глотку. Пожиратель хрипел, старался и не мог выдохнуть, ему раздувало шею, он в агонии колотился головой в стены, о пол и даже о свод.
Сзади раздался вскрик Лориэль:
– Всем отойти!
Ее тонкий женский голосок впервые прозвучал резко и с повелительной ноткой. Ютланд повиновался, не раздумывая, Дрэмер и остальные отпрыгнули, Пожиратель на них не обращал внимания, мотал огромной головой.
Лориэль выкрикнула длинное заклятие, вытянула руки, от них понеслась, увеличиваясь в размере, струя холодного воздуха, что стала обжигающе ледяной, а в пасть Пожирателя обрушилась уже водопадом воды. Там зашипело, все окуталось облаком пара, сухо треснуло, затем прогремел взрыв.
Дрэмер упал, сбитый с ног громадной тушей, но, когда спихнул ее и торопливо вскочил, это оказалась часть нижней челюсти. Остальные поднимались медленнее, облепленные горячими пластами кровоточащей плоти, с трудом освобождались, а на той стороне пещеры вяло дергается безголовое туловище Пожирателя. Пар еще поднимается к своду, остатки воды стремительно испаряются…
Дрэмер проговорил дрожащим голосом:
– Да-а… Мне кажется, еще никто так не справлялся с этой тварью… Лориэль! Ты спасла наши шкуры. Спасибо, они нам еще пригодятся.
Лориэль отозвалась слабо:
– Это Ют.
Дрэмер оглянулся в удивлении.
– Ют? Как это?
– Он зашвырнул камень, – пояснил Кусим, – прямо в глотку этой твари. Пока дергалась и пыталась как-то выплюнуть, Лориэль подкопила свои женские запасики. Женщины, они такие хитрые…
Дрэмер покачал головой.
– Да? А то я слишком замахался мечом, так и не понял, чего это он… Значит, самый лучший вариант, бросать ему камни?
– Он камнями питается, – сказал Кусим. – Но Ют ухитрился закинуть не в пасть, а прямо в глотку. В дыхалку, видать. Пожиратель стал задыхаться, раскалился еще сильнее, а он и так был уже вишневый… И тут наша красавица разом спасла нас всех, как же мы ее все любим!
Дрэмер с осторожностью смотрел на все еще дергающееся тело огромного червя.
– Долго он так еще будет? Надо пройти между ним и стенкой, другой дороги нет…
– Подождем? – спросил осторожный Бер. – А то вдруг дернется и задавит.
– Задавит? – переспросил Кусим с веселым удивлением. – Да он вообще размажет по гладкой стенке! У него же все тело из металла!.. Тем интереснее попытаться проскочить, правда?
Бер вздрогнул.
– Нет, – ответил он твердо. – Неинтересно.
– Почему? – изумился Кусим несколько преувеличенно. – А поиграть со смертью? А показать свою отвагу, неустрашимость и вообще дурь?
– Сам и показывай, – отрезал Бер. – Командир, надо подождать! Или вообще возвращаться. Мы и так прошли дальше, чем планировали.
– Подождем, – согласился Дрэмер, – но недолго.
Кусим спросил с интересом:
– Все-таки пойдем дальше? В смысле, вглыбь?
Дрэмер сказал сердито:
– Неважно, с какой богатой добычей вернемся, но если выйдем непоцарапанные и в блестящих доспехах, то… не скажут, но подумают, что струсили, не показали себя в полную силу. Так что надо идти…
– …пока нам не обломают рога, – подытожил Кусим. – Да, как-то принято, чтобы вышел один и выволакивал за собой остальных раненых – это красиво и достойно. И уважать будут. Но… тащить четверых всю дорогу, гм… лучше я буду раненым!
– Я тебя добью по дороге, – пообещала Лориэль нежным голоском.
– А поцелуешь на прощанье?
– Ради того, – сказала она кровожадно, – чтобы добить… куда угодно!
– Тогда я прямо щас о что-нить поранюсь!
Дрэмер начал осторожно приближаться к дергающемуся червю. Подошвы начали скользить по крови и ошметкам плоти, у Пожирателя только шкура из толстого металла, остальные смотрели, как ратоборец заглянул справа, потом слева, но длинное туловище гигантской твари все еще вяло дергается, прижимаясь к стенам то с одной стороны, то с другой. Попытаться проскочить – явное самоубийство, это не в захлопывающиеся двери прыгнуть, никто не знает, какой длины этот Пожиратель и сколько бежать по узкой щели, что вот-вот сомкнется и раздавит…
– Ладно, – сказал он раздраженно, – ищите ключ, проверьте все в пещере. Когда закончите, пойдем… даже если еще не сдохнет.
– Курица, – задумчиво сказал Кусим, – полдня с отрезанной головой по двору бегает.
Бер буркнул:
– Таракан две недели живет с оторванной головой, а умирает от голода. Но мне как-то столько… Сам умру от голода раньше таракана.
– Да, – согласился Кусим, – нам до тараканов далеко… Вот бы тоже так!
Лориэль сказала ядовито:
– Ты давно безголовый, еще не заметил?
– А правда, – спросил Кусим, – что женщины любят безголовых?
– Это вы таких любите, – обвинила Лориэль, – а мы предпочитаем головатых!
Бер долго бродил по пещере, пока не отыскал ключ, уже бодрее вчетвером добрались до сундука, заваленного огромными кусками истекающего кровью мяса, Ютланд поглядывал издали, там с торжеством открыли, послышались довольные вопли.
Лориэль оглянулась, помахала рукой.
– Ют, иди сюда! Тут на всех хватит.
Бер дернул ее за рукав.
– Остынь. Ему еще нельзя оружие.
– Да? – спросила она удивленно, ее внимательный взгляд пробежал по его фигуре. – А он мне показался уже вполне развитым…
– Смотря для чего, – сказал Бер деловито. – Закон есть закон, так что лук с усиленной накладкой беру себе!.. А мечи и магические штучки разбирайте. Жалко, но куда денешься…
Лориэль сказала Ютланду ласково:
– Жаль, что тебе нельзя… Но что-то же другое можно? Когда вернемся, постараюсь тебе компенсировать недобор добычи…
Кусим нахмурился, еще не зная, шутит она или всерьез, у женщин не разберешь, всегда приходится опасаться, сказал громко:
– Лучше я ему компенсирую хорошим обедом в корчме! С вином и плясками красивых женщин. Это более по-мужски.
Лориэль с загадочным видом опустила длинные загнутые на концах ресницы.
– Да?.. Я думала, по-мужски – это нечто иное, чем напиваться до свинского состояния…
– В компании напиваться можно и нужно, – веско сказал Кусим. – Это дома в одиночку нельзя. Дрэмер, наш червячок вроде затихает…
– Прямо червячишко, – согласился Дрэмер. – Червяшонка… Ладно, рискнем. Говоришь, таракан без головы две недели бегает, но пожрать не может?
Он заглянул справа от туши, слева, решительно пошел справа, а когда ноги перестали скользить по окровавленному мясу, побежал, тяжело топая и звякая железом. Кусим несся за ним, потом вовсе обогнал, стремясь поскорее проскочить это опасное место, а страшная труба из еще живых и пульсирующих колец, что почти заполнила собой туннель, никак не кончается и даже не сужается…
За Кусимом, тоже обогнав Дрэмера, понесся легконогий Бер, совсем несоответствующий своему прозвищу, Дрэмер оглянулся и взмахом руки велел Лориэль догонять их.
Ютланд бежал следом за ратоборцем, тот пару раз оглянулся, просипел замученно:
– Беги… вперед…
– А что толку? – спросил Ютланд. – Без тебя им там все равно не выжить.
– Да, – ответил Дрэмер хрипло, – но не так… страшно… как здесь…
– Кому как, – ответил Ютланд.
Больше не разговаривали, Пожиратель в самом деле еще вяло шевелится, однажды почти прижал их к стене, но не слишком, кое-как протиснулись на более свободное место, а оттуда уже бежали изо всех сил, задевая стенку.
Наконец кольца начали уменьшаться в размерах, а потом оба увидели впереди в свете тусклого факела взволнованных членов отряда.
Кусим вскрикнул счастливо:
– Целы?.. А то этот гад вдруг начал крутить хвостом…
– «Вдруг»? – переспросила Лориэль. – А кто наступил ему на самый кончик…
– Ты меня толкнула в грубой форме!
– Не толкнула, а оттолкнула, – объяснила она обстоятельно. – Слишком уж ты сближался, скажем так.
– Здесь тесно, – начал оправдываться он. – Дрэмер, не обращай внимания на женщину, они все хитрые и в своих бедах винят нас! Главное, мы целы и смело топаем дальше в пасть Зафаргу.
Ютланд поинтересовался:
– Зафарг еще крупнее?
– Вряд ли, – ответил Кусим, – но не слабее, это точно.
– Судя по голосу, – проговорил Бер, – это что-то побольше моей кошки.
– И красивее, – угрюмо сказал Дрэмер. – Я видел его однажды…
– И как он?
– Мало того, что весь в костяной броне, – сказал Дрэмер, – так еще и в доспехах. Шлем на нем закрывает голову до плеч, только лицо открыто, но там такие клыки…
– Что за доспехи? – деловито спросил Кусим.
Дрэмер отмахнулся.
– Не знаю. В три или четыре ряда. Чешуйчатые, пластинчатые, литые… вот и гадай какие. По слухам, страшнее его только сам Ящер… которого пока никто не видел.
– А Штархон?
– Ну, разве что еще Штархон. Но до него точно не доковыляем.
Кусим трижды сплюнул в левую сторону.
– Твои слова бы да богам в их волосатые ухи! А я чую, пока ищем этого мелкого Зафарга… Штарфон и выскочит навстречу да как скажет… гав!
Он почти выкрикнул последнее слово, Лориэль испуганно вскрикнула и шарахнулась в сторону, стукнувшись лбом о стену. Бер с укоризной покачал головой, Дрэмер нервно дернул щекой, но смолчал.
Ютланд заметил, что ратоборец все присматривается к нему, словно ждет чего-то, но так и не дождался, тогда сам приблизился на ходу и сказал мрачно:
– Ют, ты меня спас… И ничего не берешь из добычи. Мы все у тебя в долгу, что мне очень не по нутру. Знаешь ли, лучше, когда должны мне, а не я.
Ютланд развел руками.
– Мне оружие брать нельзя.
– Тогда хотя бы те браслеты! – сказал настойчиво Дрэмер.
Ютланд покачал головой.
– Слишком широки. Это как раз на твои запястья. Или предплечья Кусима. Или на пояс Лориэль.
Лориэль польщенно улыбнулась.
– Спасибо, Ют. Не такой уж ты и дикий…
Дрэмер на ходу порылся в поясе, вытащил блестящий синий камешек.
– Возьми хоть это. Камень возврата. Правда, очень слабый, всего на несколько часов… Если не воспользуешься, он сам вернет тебя ко входу в Черную Бездну, когда его сила истощится. Даже твой труп, если погибнешь.
– Как им пользоваться? – спросил Ютланд.
– Просто сожми в кулаке посильнее.
Ютланд принял камешек и сунул в карман, тут же забыв о нем. Сухой горячий воздух обжигает горло, во рту совсем пересохло, а язык царапает небо и десны. Лицо Дрэмера скрыто шлемом, слышно только тяжелое дыхание, а вот Кусим, Бер и Лориэль идут мокрые, как мыши, попавшие под дождь, и с поникшими плечами. Легкие их сипят и стонут, Кусим уже сгибается под тяжестью своих узких длинных мечей, а Бер тоже закинул лук за спину, чтобы свободными руками хвататься за стены или опираться о высокие камни.
В голове Ютланда стучало почтительное: как же сильны духом эти люди, изо дня в день спускаются в ужасные подземные норы, чтобы убить несколько опасных чудовищ и тем самым защитить свои семьи там наверху… и вообще людей.
Лориэль сказала, не выдержав:
– Ют… что-то ты совсем не взмок. Ты что, жаба какая-то?
Ютланд подумал, сдвинул плечами.
– Не знаю. А что?
– Да завидую, – сказала она сердито. – Просто завидую. Хотя бы щит помог нести Дрэмеру!
Ютланд ускорил шаг, догоняя ратоборца.
– Давай помогу?
Тот покачал головой.
– Добрая у нас Лориэль. Но она не знает, сколько весит твоя дубинка. А я попробовал…
Бер откликнулся усталым голосом:
– И дубинка? Мне казалось, только я такой умный.
– Тоже, – спросил Дрэмер, – пробовал посмотреть его палицу?
Бер пренебрежительно отмахнулся.
– Стану браться за мужицкое полено!.. А вот лук у него… С виду проще простого, но странно изысканная форма, я еще не знаю такого на свете дерева… Но главное, я, лучший стрелок, не смог поднять на уровень груди! Тетиву не удалось даже шелохнуть. Так что Ютланд несет груз побольше нашего.
* * *