ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 2
Глава 10
Земля становилась все жирнее, трава влажно шелестела о голенища сапог, но затем под ногами то и дело начало раздаваться чавканье, наверх выбрызгивалась тухлая и дурно пахнущая вода.
Деревья стали еще приземистее и болезненнее, в тухлой воде им выжить трудно, а земля начала слегка пружинить под подошвами. Вдали появились настоящие болотные кочки, но почва по-прежнему без заметных признаков открытой воды, только деревья уступили место голым кустам, тоже болезненным и неприятным, да еще прямо из грязи начал подниматься туман, серый, мутный и нездоровый.
Ирина-чародейка, что двигалась следом за стрелком, вдруг вскрикнула в испуге:
– Всем остановиться!.. Что-то движется… крупное…
Страшнозол прислушался и сказал с тревогой:
– Даже очень крупное.
– В нашу сторону, – уточнил Деониссимо.
Впереди из чахлых зарослей показалась темно-зеленая морда, размером с сундук. Ютланд увидел на носу короткий шип, оскаленную пасть и еще шипы сбоку на морде за глазами, а также на загривке…
– Молодой дракон, – выдохнул Никониэль. – Начали!
Стрелок, как уже понял Ютланд, первый выстрел делает с помощью двух магических амулетов: в первом случае вместо одной стрелы идет четыре, во втором – стрела в полете становится огненной и превращается в настоящее копье. Потом так называемый откат, когда может только простыми стрелами, обычно это длится все время схватки…
Одновременно со стрелком ударила и чародейка, ее огненный шар попал прямо в морду, на какое-то время ослепил зверя. Дракон замотал башкой и даже попятился, затем взревел и, ломая кусты, двинулся на мелких человечеков. Ютланд вздрогнул, наконец увидев чудовище с головы до лап и почти целиком, только длинный хвост продолжает молотить в мелкие щепки истоптанные заросли.
Молодой, потому что еще без крыльев, а еще явно не умеет выдыхать огонь, однако в маленьких злобных глазках столько лютой ненависти, что сердце Ютланда начало стучать громче и чаще, а со дна темной души начала толчками подниматься ответная черная волна ярости.
Никониэль мужественно выступил вперед, громко ударил рукоятью секиры по железу доспехов.
– Сюда, ящерица!.. Если не боишься!
Дракон взревел, из ноздрей стрельнули струйки горячего пара, двинулся вперед, а Страшнозол забежал сбоку, взобрался по крупной чешуе на спину и быстро вонзил оба меча в загривок. Никониэль, не давая дракону повернуть голову и достать разбойника, с силой ударил мечом в морду.
Острие рассекло нос, самое чувствительное место, дракон замотал головой, едва не скинул Страшнозола, тот выдернул мечи и снова вонзил их чуть выше. Никониэль начал бить тяжелыми и сокрушающими ударами, дракон наконец оправился от неожиданной боли в загривке и, раскрыв чудовищную пасть, метнулся к бесстрашно вставшему перед ним человеку.
Ютланд набежал сбоку и ударил зверя дубиной по черепу. У дракона клацнули зубы, голова мотнулась в сторону, а когда снова вернулась на место, глаза затуманились, будто там появились бельма.
Никониэль крикнул бодро:
– Хороший удар, малец!
Дракон тряхнул головой, внезапно шагнул вперед, правая рука ратоборца оказалась в его пасти. Он вскрикнул от боли, Ютланд ударил снова, голова дракона загудела, еще удар, и челюсти тупо разжались. Никониэль подхватил меч обеими руками и нанес тяжелый удар, что рассек надбровную кость так глубоко, что оттуда вместе с огненной кровью полезло нечто серое, вязкое, как глина.
Лучник словно взорвался, выпустив сразу четыре стрелы, а следом торопливо метнул огненную, что глубоко вонзилась в тело дракона и там, судя по дикому реву, причиняла ужасные мучения. Ирина бросила снова самый большой шар огня из тех, что могла делать. Ютланд понял, что откат кончился, группа с драконом дерется уже долго, а он успел нанести всего три-четыре удара…
Дракон ревел, хрипел, разбрасывал их ударами хвоста, Никониэля подминал под себя так усердно, что Ютланд слышал скрежет доспехов. Зверя осыпали стрелами, магическими ударами, Страшнозол рубил с такой скоростью, что руки с мечами сливаются в блестящие полосы.
Ютланд свирепо бил палицей по морде, по лапам, слышал хруст костей и с лютой радостью понимал, что дракон с перебитыми костями не станет гоняться за людьми…
Он взмок, со всех сторон слышал хриплые вскрики, и совсем неожиданно дракон взревел в смертельной муке, вскинул морду, рухнул, а там, пару раз дернув задними лапами, застыл. Из многочисленных ран продолжает вытекать оранжевая кровь, что совсем скоро превратилась бы в огненную, похожую на расплавленный металл.
Никониэль подобрал щит и, привычно закрывшись, подошел к чудовищу, осторожно попинал ногой.
– А мы его все-таки завалили, – сказал он, как показалось Ютланду, в удивлении. – И все пока целы.
– Так мы ж орлы, – ответил Страшнозол бодро. – Щас укоротим ему когти… да и зубы… и пойдем дальше гонять всякую нечисть.
Ютланд опустил дубину и переводил дух, колени подрагивают от пережитого, сердце стучит, все еще не веря, что кончилось так резко. Все четверо деловито осматривали убитое чудовище. Страшнозол вытащил из сумки молоток и лупил дракона по зубам, Деониссимо острым кинжалом вырезал когти из передних лап, даже Ирина усердно чиркала узким лезвием в самом низу живота чудовища, там журчит, собираясь в кожаный мешочек не то кровь, не то что-то еще важное для снадобий.
Никониэль первым отошел от поверженного дракона, остро посмотрел по сторонам.
– Хватит, – сказал он нетерпеливо, – а то еще и шкуру снимать вздумаете.
– Хорошо бы, – вздохнул Страшнозол. – Она и на латы хороша, и сапоги из нее…
– Поторапливайтесь, – сказал Никониэль строже. – Иначе до Болотной гати не доберемся.
Ютланд спросил у Деониссимо:
– А разве мы не…
– В болотной, – подтвердил тот, – но, знаешь, надо все-таки вглыбь, понял? Ветераны считают, что Болотная гать по-настоящему начинается с Крагла.
– А он где?
– Увидишь…
Никониэль рыкнул повелительно, щит на левой руке в боевой позиции, меч в правой, так и двинулся, хлюпая влагой по усыпанной жирными листьями земле. Остальные, торопливо распихивая добычу по сумкам, пошли быстро следом.
Ютланд только начал догонять вожака, как за спиной Страшнозол сказал настороженно:
– Впереди Жарагар-палач!..
– Значит, – сказал неунывающий Деониссимо, – мы уже совсем близко к Краглу.
– Жарагар-палач, – спросил у него Ютланд. – Чем от отличается от того Жарагара?
Деониссимо ответил покровительственно:
– Жарагар-палач покрепче простого Жарагара. Понял? В общем, палач и сильнее бьет, и быстрее, а еще эти твари охоту на людей сделали единственным занятием. Это темные маги! Они наши внутренности как-то используют для своих кошмарных обрядов…
За спиной раздался сердитый голос чародейки:
– Заткнись!
– Так я еще и не начал, – сказал Деониссимо.
– Все равно заткнись, – велела Ирина, – а то я сама прибью тебя раньше, чем меня вывернет.
– А если…
Он прервал себя на полуслове, быстро наложил стрелу и натянул лук. Ютланд ожидал, что ударит сразу четырьмя стрелами, однако после щелчка тетивы с нее сорвался огненный прут и метнулся в темные заросли.
Там вскрикнул и окутался темным облаком получеловек, таким он показался Ютланду, сам сизо-серый, укутанный с головой в темный плащ. Ирина ударила огненным шаром почти одновременно с Деониссимо, а Никониэль вышел вперед и постучал рукоятью меча по щиту и металлической груди, обращая внимание чудовища на себя.
Жарагар окутался совсем черным облаком, Никониэль закашлялся и отступил. В это время Страшнозол прыгнул со спины и быстро-быстро ударил крест-накрест узкими мечами.
Жарагар, что должен был тупо драться с Никониэлем, резко развернулся. Страшнозол застыл, глядя в страшные демонические глаза. Жарагар прошипел нечто лютое, вскинул руку, закованную в стальной шипастый наруч. Хищно блеснули острые, как бритвы, когти, способные раскроить грудь так же легко, как мечом.
Ютланд прыгнул сбоку и с силой ударил палицей. Голова Жарагара метнулась в сторону, он пошатнулся и сделал несколько невольных шагов, стараясь удержать равновесие. Ютланд бросился следом и ударил еще дважды. Подбежали Никониэль и Страшнозол, заблистало лезвие большого меча ратоборца, сверкнули узкие клинки разбойника. Жарагар только начал приходить в себя, когда острые клинки рассекли ему шею, разрубили плечи, а через минуту и вовсе отрубили голову.
Страшнозол дрожащей рукой вытер пот со лба, оглянулся на Ютланда большими глазами.
– Спасибо, малец… Если бы не ты…
Никониэль сказал одобрительно:
– Он хорошо себя показал. Я в этом черном тумане ни черта не видел!
Издали донесся напряженный голос чародейки:
– Тихо!.. Дальше в тумане что-то есть.
Стрелок выругался:
– Рано, у меня откат.
– И у меня, – ответила Ирина сухо. – Вся надежда на Никониэля.
– И Юта, – добавил Страшнозол. – Теперь у нас двое идущих впереди. Вот уж не ожидал…
Из глубин леса донесся леденящий душу рев некой громадной твари, явно голодной, раздраженной и направляющейся в их сторону, такое Ютланд, как и любой артанин, умел определять, как и многое другое, по голосу.
Никониэль тоже явно все понял, сказал быстро:
– Все в сторону!.. Уходим, уходим… Быстро!
– Неужели, – прошептал громко Деониссимо, – это сам Крагл?
– Тихо, – шикнул Никониэль.
Ютланд бежал вместе со всеми, потом присели за невысокими кустами и ждали, а вдали послышались мощные чавкающие звуки, храп, сопение.
Из тумана выступило огромное блестящее тело. Ютланд сперва подумал на отполированную ветрами и дождями скалу, бывают такие круглые, как птичьи яйца, камни, однако зверь выдвинулся весь, и он со страхом смотрел на чудовище, выше его втрое-вчетверо, красное, как покрытое ржавчиной железо, массивное и вместе с тем поджарое, плотно сбитое, с острым гребнем на спине ярко-зеленого цвета, похожим на покрытое болотной ряской заточенную сталь.
Лапы толстые, как стволы деревьев, с массивными острыми когтями, каждый с нож на поясе Никониэля, а чудовищная голова на длинной и гибкой, как у коня, шее, такой же толстой, покрытой кожей. Ютланд с тревогой понял, что ее не пробить стрелами Деониссимо.
Пасть ящера создана для того, чтобы хватать добычу даже крупнее себя, рвать мясо длинными острыми зубами, перегрызать во мгновения ока кости, жилы. На носу острый белый рог, но загнут не в сторону своего лба, а напротив, в сторону противника.
Нечто небывалое, мелькнула тревожная мысль, ни на что не похожее, нигде в Артании такой зверь не встречался, никто о нем никогда не слышал. Деониссимо говорил по дороге, что это порождение первобога Ящера, ни один человек, даже герой, не в состоянии с ним сразиться и уцелеть, только хорошо подобранная группа может справиться… да и то, если все будут действовать слаженно, не поддаваясь страху и панике.
Крагл прошел мимо, утопая в болотной жиже почти по колено даже там, где они проходили, едва замочив подошвы. Хвост за ним тянется лениво, загребая жижу, с тем же ярко-зеленым гребнем, что идет от середины лба через всю спину.
Никониэль проводил его взглядом, все молчали подавленно, и лишь когда чавкающие звуки стихли полностью, Деониссимо произнес с дрожью в голосе:
– Я сколько раз слушал, как надо бить таких тварей, но руки вот все равно трясутся…
Никониэль сказал тяжело:
– Мы пришли за ним. Либо сами поляжем, либо его положим. Как думаешь, Ют?
Голос был натужно шутливым, даже Ютланду давал понять, что на него все еще не рассчитывают. Ютланд кивнул и ответил ровным голосом:
– Положим.
– Подготовьте амулеты, – напомнил Страшнозол. – Нам нужно продержаться два отката у Деониссимо и Ирины, а самим все это время успевать лечиться.
Все кивали, Ютланд тоже кивнул, хотя у него нет этих хитрых пузырьков, что за считаные секунды заживляют раны, как и тех амулетов, что уменьшают вдвое силу ударов противника.
– Тогда пошли, – сказал Никониэль, – а то и у меня уже начинают ноги трястись…
Он сказал это натужно бодро, чтобы все понимали, вожак шутит, однако все остались серьезными и сосредоточенными, ни один не улыбнулся.
Далекая голова Крагла исчезла, над вершинами кустарника видно было только рыжую горбатую спину и зеленый гребень. Ютланд осторожно обогнул заросли, Крагл просто опустил голову и трется мордой о землю, отыскав сухое место. Глаза от наслаждения прикрыл, злобное рычание стало тихим.
Никониэль взглянул на чародейку и сказал одними губами:
– Давай…
Ирина однако сделала еще несколько шагов к Краглу, Ютланд встревожился, потом сообразил, что чародейка приближается поневоле, с дальней дистанции ее боевые заклятия попросту не достанут чудовище. Деониссимо тоже торопливо шагнул ближе, вскинул лук.
Огненный шар ослепил Ютланда, а с тетивы Деониссимо сорвалось сразу восемь стрел. Крагл начал поднимать голову, и в это время в него ударили шар пламени и стрелы. Оскорбленно взревев, он ринулся на смельчаков.
Никониэль торопливо глотнул из фляжки, она выпала сразу же из руки, заступил зверю дорогу. Страшнозол забежал сзади и прыгнул Краглу на спину. Крагл мотнул головой, страшно скрежетнуло, Страшнозола вскинуло в воздух. Крагл распахнул широкую пасть, блеснули зубы, он приготовился поймать легкую добычу, что сейчас прямо в глотку…
Дубина Ютланда ударила Крагла снизу в горло. Шея буквально переломилась, в тот же миг Страшнозол обрушился сверху, скатился по боку чудовища и упал на землю, раскинув руки.
Никониэль отчаянно рубил мечом, Деониссимо бил стрелами, а чародейка выпускала шар за шаром. Хоть и мелкие, но били в морду зверя часто и больно, однако Крагл тряхнулся всем телом и поймал взглядом Ютланда. Страшно взревев так, что у всех подкосились ноги, он ринулся на дерзкого.
Ютланд быстро шагнул в сторону, а его дубина снова шарахнула ящера по голове. Тот медленно развернулся, опять отыскал взглядом Ютланда. Страшнозол поднимался с трудом, к нему подбежал Деониссимо и помог встать на ноги.
Никониэль торопливо осушил еще пузырек и снова бросился в бой. Его тяжелый меч нанес глубокую рану на шее ящера, однако тот, не обращая на хлынувшую кровь внимания, ринулся на Ютланда. И снова тот отпрыгнул, ударил с такой силой, что грозный рык рептилии оборвался, как отрезанный ножом.
* * *