ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 2
Глава 8
Лицом к нему за столом степенно насыщается великий Энчи, в одной руке двуручный меч, в другой – чаша с красным вином, а справа и слева две полуголые красотки, что стараются привлечь внимание героя, ведь у него и золота много, и редких украшений, да и дети от героя могут стать тоже знатными и прославленными бойцами.
Боком к Ютланду расположился второй герой Артании, Великий Воин, так всегда его называют, Гонгрена. Еще молодой, не расстающийся с двуручным топором, в великолепных куявских доспехах, которые носит с гордостью, так как снял с поверженного им богатыря, который одним видом ввергал артанских силачей в смятение.
Остальные гуляки поглядывают на героев с великим уважением, разговаривают между собой, стараясь не повышать голоса, а когда встречают прямой взгляд Энчи или Гонгрены, поспешно опускают головы.
Наконец прибежал запыхавшийся слуга, спросил, что желают, но сразу предупредил, что осталось только мясо оленя и немного сыра со вчерашним хлебом.
– Давай, – сказал Ютланд, – мы не привередливые.
Мелизенда посмотрела на него с негодованием, громко фыркнула и задрала нос, но в сторону кухни поглядывала с нетерпением.
И все-таки, пока подавали на стол, она ухитрилась заснуть, а очнулась, когда ощутила всем существом приближение огромной и недоброй силы. Ютланд тоже насторожился, все тело напряглось, медленно, по-волчьи повел глазами в сторону входа.
В зал спустился и неторопливо двигался в их сторону крупный человек в темно-зеленом плаще. Капюшон надвинут на глаза, полы спускаются до самой земли, однако Ютланд рассмотрел торчащие справа и слева на поясе рукояти огромных тяжелых мечей.
– Это место свободно? – спросил он сильным, чуть хрипловатым голосом и, не дожидаясь ответа, сел на лавку с той стороны стола. – Спасибо. Здесь хорошо кормят, кстати, хотя подвоза нет…
Ютланд смотрел враждебно, полы плаща теперь распахнулись, оттуда сверкнули золотом очень дорогие латы, ко всему еще и в причудливых выпуклых изображениях сцен битв.
Незнакомец откинул капюшон, лицо суровое и жестокое, губы плотно сжаты, но, перехватив напряженный взгляд Ютланда и перепуганный Мелизенды, сделал попытку улыбнуться.
– Меня зовут Фаремайт, – назвался он сильным, хотя и приглушенным голосом. – Я увидел вас… и что-то меня заинтересовало. Не часто попадаются такие… гости.
Мелизенда с достоинством вскинула мордочку, посмотрела на него свысока, а потом победоносно – на Ютланда. Видишь, дикарь, умный человек издали разгадал в ней высокорожденную. Породу не скроешь, как ни изощряйся, благородное происхождение выдает себя в каждом жесте.
Хмурый слуга принес жареного мяса, сыра и хлеба, обычный набор недорогих гостиниц и постоялых дворов, поставил кувшин с вином и удалился.
– И что так уж заинтересовало? – спросил Ютланд недовольно.
Мелизенда посмотрела на него снисходительно, это же и вон тем мухам понятно, что за вопрос?
– Я Фаремайт, – повторил их собеседник, – охотник на темных дивов. А еще член Верховного совета Ордена Истребителей дивов. Власть наша и деятельность простирается на Артанию, Барбуссию, Куявию, Славию и даже дальше…
Мелизенда воскликнула:
– Ого! Как здорово!
Он кивнул ей, но продолжил, обращаясь к Ютланду:
– Мне Советом поручено представлять интересы Ордена в Артании и вербовать в наши ряды новых членов.
Ютланд холодно смотрел ему в лицо, Фаремайт так же спокойно и бесстрастно всматривался в его глаза, словно старался увидеть что-то еще за непроницаемым выражением.
– И как идут дела? – спросил наконец Ютланд равнодушно.
Он ел быстро и жадно, рвал руками жареное мясо, мелкие косточки хрустели, как соломинки, Фаремайт только отхлебывал из чаши, на Ютланда и девочку посматривал с легкой усмешкой.
– Идут, – ответил он неопределенно, – но не так хорошо, как хотелось бы. Какие у тебя планы?
Мелизенда вздрогнула, а Ютланд ответил равнодушно:
– Отвести эту вот… в ее гнездо. А сам я не могу брать оружие еще долго.
– Но возьмешь, – сказал Фаремайт.
Мелизенда чувствовала напряжение в воздухе, словно этот странный человек высокого ранга и пастушок сомкнули пальцы и поставили локти на столешницу для схватки.
Ютланд сдвинул плечами.
– Конечно. Как и все.
– Но все в твоем возрасте мечтают, – произнес Фаремайт, – поскорее ощутить в горячих ладонях твердую рукоять боевого топора!
В голосе его Мелизенда ощутила давление, он явно старался получить от Ютланда тот ответ, которого жаждет, однако пастух словно не заметил появившихся в голосе члена Совета железных ноток, уже неторопливее доедал мясо, утолив первый голод, потом взялся за сыр.
– Да, – буркнул он с набитым ртом, – мечтают.
– А ты?
Ютланд нахмурился.
– Сейчас у меня есть нечто поважнее. А потом… да, рукоять боевого топора. Как у всех.
Фаремайт откинулся на спинку лавки, в глазах странный блеск, то ли зловещий, то ли просто таинственный, после долгой паузы, во время которой слышался только треск разгрызаемых Ютландом костей, он коротко усмехнулся.
– Не буду вам мешать. Я услышал то, что хотел услышать.
Мелизенда наблюдала остановившимися глазами, как он легко поднялся, поправил плащ на торчащих рукоятях мечей, кивнул им и вышел из-за стола.
За другими столами на человека в плаще смотрели молча и уважительно. Когда за ним закрылась дверь, Мелизенда сказала язвительно:
– Плохи дела в их Ордене?
– Почему? – спросил Ютланд.
– Если пастушонка, – сказала она, – не знающего, с какой стороны браться за меч, уже уговаривают вступить к себе! Значит, сильные воины к ним не идут?
Он догрыз кость, швырнул ее под стол. Там громко клацнуло, раздался быстрый хруст.
– Идут, – ответил он коротко и поднялся.
Она нехотя встала, невежда мог бы и подождать, когда она встанет первой, ну да ладно, чему его овцы могли научить, но все-таки заносчиво вздернула нос и пошла за ним не как рабыня, а госпожа, повелевшая рабу чистить перед нею дорогу.
Хозяин сам провел их в свободную комнату, Мелизенда морщилась, но помалкивала, ноги от усталости подгибаются, она царственно приблизилась к ложу, с усилием опустилась, держа спину гордо выпрямленной, но сразу ощутила, что встать вот сейчас уже сил не хватит.
– Отдыхай, – велел Ютланд.
Она легла и сказала сонным голосом:
– Я чуть-чуть…
Ее веки опустились, длинные загнутые ресницы бросили на бледные щеки густую тень. Он постоял с минуту, прислушиваясь к ровному дыханию, затем кивнул хорту, чтобы лег у кровати и сторожил, а сам тихохонько вышел.
На дворе поздний вечер, окна в бревенчатом доме напротив черны, хозяева рано ложатся спать, воздух сырой и застойный, словно ждет грозы. Ночь надвигается непроглядная, небо в мрачных тучах, на западе тускло и недобро вспыхивает малиновый огонь.
Двое мужчин идут навстречу, он поклонился издали, чтобы не приняли за вора, поинтересовался, где тут собираются охотники идти в Болотную Гать.
Его оглядели насмешливо.
– Уж не намерился ли и ты? – спросил один. – Ладно, если что надо, обращайся к Михею. Он, пока рана не заживет, распоряжается мелкотой и новичками…
– Спасибо, – поблагодарил он. – Михей… Он где сейчас?
– Иди вон в ту сторону.
– Спасибо…
На всякий случай по дороге он еще спросил двоих, но каждый, кого расспрашивал, советовал обратиться именно к Михею. Михей из клана «Охотники за Головами», девяносто тысяч побед, лично убил почти девятьсот куявов, в великих сражениях участвовал больше тысячи раз, кроме того, великий травник, ведун и знахарь. У Ютланда голова закружилась от похвал, не просто знатный воин, а герой, однако сейчас, получив тяжелую рану в бою с дивами, залечивает ее и от безделья возится с неумехами-новобранцами, обучает, натаскивает…
Впрочем, из вчерашних неумех, как говаривал дед Рокош, вырастают великие воины. Из кого-то быстро, из кого-то медленно, кто-то гибнет под свирепыми ударами куявской стали, а задача таких ветеранов, как Михей, делать так, чтобы гибло как можно меньше.
Болотная Гать, откуда то и дело выходят дивы и разоряют окрестные деревни, рядом, но люди построили прямо здесь добротный барак, где воины собираются, ночуют, сбиваются в отряды, распределяют, кому что делать в схватке, а затем уже сами наносят ответный удар.
Барак Ютланд заметил издали, подошел тихохонько, прямо перед костром идет жаркая схватка два на два, мечи против топоров, те и другие старательно отрабатывают приемы по защите и нападению. Сам Михей, немолодой уже витязь, но поджарый и мускулистый, с суровым лицом, двигается быстро, раздает приказы отрывистым голосом, вокруг него жизнь кипит и бурлит.
В сторонке воины шумно спорят, доказывают друг другу, чуть не дерутся. Как Ютланд понял, идет комплектование отряда для боевого рейда. Все, судя по гербам, из клана «Орден Черной Багиры», новобранцы. Глава клана «Снежная Рыся», по долетевшим до Ютланда словам, страдает от поверхностной раны плеча, потому отряд собирает Аквилонс, а помогает с отбором сама Багира, создатель клана.
– Поведет вас Никониэль, – говорил Аквилонс приподнято, – он уже достаточно опытный ратоборец, к тому же у него весьма нужные профессии старателя и ведуна. Хотя он пока что, как и вы, простой ополченец, но у него уже три с половиной тысячи побед при двухстах поражениях…
Странное имечко, подумал Ютланд в недоумении, больно нежное. У эльфов, насколько помнит, имена кончаются на «эль», а этот мужик широкий в плечах, могучий, с толстыми руками и бычьей шеей. Совсем не похож на худосочного изнеженного эльфа.
Один разбойник, судя по двум мечам за спиной, спросил ехидно:
– А сколько он убил куявов?
Аквилонс бросил в его сторону сердитый взгляд.
– Пока ни одного.
– Правда? – изумился разбойник громко. – Он что, такой добрый?
– Не остри, – бросил Михей. – Однако он участвовал в трех великих сражениях, в двух из них вышел победителем! Еще он участвовал в набеге на Угрюмую Долину, был в скалах Слепой Ярости, ходил в Пещеры Черных Теней, а также побывал в крепости След Велета.
Ютланд смерил испытующим взглядом предводителя готовящегося похода. Весь закован в стальные доспехи, большой щит, шлем с прорезями для глаз, настоящая несокрушимая крепость, любой мелкий див обломает о такого зубы. Говорят, у ратоборцев холодный ум, твердая рука и железная воля – именно те качества, которые нужны вожаку, что первым вступает в бой, принимая на себя все удары, и последним из боя выходит.
Рядом с Ютландом разбойник осматривал деловито лезвия двух длинных и тонких мечей. Он показался Ютланду менее интересным, а вот цельнокованый железный щит Никониэля – диковинка, раньше видел только деревянные, обтянутые бычьей кожей или скрепленными медными полосами, а у этого еще и разукрашен, посредине красиво вьются буквы девиза «Ne noceas, si juvare non potes».
Он тихонько спросил у разбойника:
– Что на щите у нашего вожака за надпись?
Тот сдвинул плечами.
– Спроси у него самого. Хотя лучше не спрашивай…
– Почему?
Разбойник весело хмыкнул.
– Вдруг он сам не знает?
– Или забыл, – добавил лучник ехидно. – Его столько били по голове… Я сам слышал медный звон.
Они спорили, переругивались, вскоре Ютланд уже знал их по именам, даже понимал, кто из них мог бы стать вожаком получше, чем Никониэль. Хотя бы этот же разбойник с двумя мечами за спиной, имя его Страшнозол. Выглядит гордым, даже на Аквилонса поглядывает свысока.
Ютланду стало неловко отрывать от дел такого занятого человека, как Михей, но пересилил себя, приблизился и отвесил неуклюжий поклон.
– Мне подсказали, – проговорил он с неловкостью, – обратиться к вам… меня зовут Ют, я бедный пастух, но хочу стать воином…
Михей окинул его с головы до ног цепким взглядом.
– Ты кто? Чего хочешь?
Ютланд переступил с ноги на ногу, развел руками.
– Мне бы в Болотную Гать сходить…
– Чего? – спросил Михей в удивлении. – В Болотную Гать? Пастух? А ты хоть с оружием обращаться умеешь?
– Наверное, умею, – ответил Ютланд, Михей вытаращил глаза в удивлении, Ютланд торопливо пояснил: – Я еще не знаю. Не приходилось драться… оружием.
Михей поморщился.
– Понятно, подросток… Так что ты хочешь? Тебе вообще еще нельзя в опасные места. Пойди на келтирах потренируйся! Или на вепряках.
Ютланд сказал просто:
– Я по дороге сюда убил колодня, веспу, больших вепрей и кучу гигантских муравьев.
– Колодня? – переспросил Михей. Он снова оглядел Ютланда с головы до ног. – Чем? Вот этой дубиной?
Он взял ее двумя пальцами, но лишь чуть покачнул. Удивившись, схватил крепче, но она выскользнула из его руки. Рассердившись, схватил двумя руками и сумел снять с пояса Ютланда. Лицо побагровело, он задержал дыхание, однако дубинка начала медленно выскальзывать из его пальцев.
Не желая позорить опытного воина, Ютланд взял из руки Михея и повесил обратно на пояс. Михей расширенными глазами наблюдал, как парнишка легко обращается с этим… гм… нет, это не оружие, дубиной можно вколачивать колья в землю, а еще, наверное, даже разбивать камни.
– Хорошо, – произнес он сурово, – ты, наверное, из диких горцев? У них бывают такие люди… говорят.
– Да, – согласился Ютланд. – Я… из диких. И сам какой-то весь дикий.
– Я так и подумал, – сказал Михей и сразу повеселел. – Вон там томится отряд. Одного недостает. Пойдешь пятым, отряд будет полным.
– Спасибо, – сказал Ютланд с благодарностью.
Михей отмахнулся, в суровых глазах мелькнула смертельная усталость.
– За что? Я тебя отправляю, возможно, на смерть. Но что делать, парень, этих чудовищ нужно останавливать еще на выходе из нор. Иначе хоть в омут головой.
Ютланд подошел к четверке, что с угрюмыми лицами расположилась на вынужденном отдыхе, снова поклонился.
– Драсьте. Михей сказал, что вам нужен пятый. Это я.
На него воззрились сперва с недоумением, а когда поняли, что подросток не шутит, кто скривился, кто поморщился, кто фыркнул и отвернулся, только витязь, весь в железе, сказал доброжелательно:
– Иди играй, мальчик.
Ютланд сказал мирно:
– Михей сказал, что пятого нет. А если и будет, то не сегодня.
Они переглянулись, следопыт проговорил с досадой:
– Ну, видите? Все еще будете ждать?.. Я лучше завтра приду с утра.
Никониэль поднялся, строго осмотрел Ютланда с головы до ног.
– Сделаем так, – сказал он. – Держись в середке. Хоть ты больше обуза, чем помощь, но… что делать. Я иду, кто со мной?
Разбойник сказал с готовностью:
– Мне хоть с кем, только бы не сидеть здесь.
Женщина в широком и длинном плаще, укрывающем ее с головы до пят, проговорила низким мелодичным голосом:
– Что делать… я готова.
Стрелок посмотрел на них, как на сумасшедших, вздохнул, махнул рукой. Вид у него был обреченный.
– Вы ж без меня сгинете… Пойду, конечно, надо же за вами присматривать…
Никониэль сказал торопливо:
– Все, отправляемся!.. Пока не передумали.
– Пока не опомнились, – пробормотал лучник с тоской. – Какие же мы дураки…
Никониэль быстро пошел вперед, не оглядывался, за ним двинулся разбойник, а следом стрелок и чародейка, все правильно, они же без доспехов, бьют с дальней дистанции.
* * *