ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 2
Глава 11
Чудовище покачивалось на высоких толстых ногах, уже все залитое кровью, но не сводило налитых кровью глаз с Ютланда. Никониэль отчаянно рубил огромным мечом, и с каждым ударом глубокая рана на шее Крагла становилась шире, а кровь хлестала уже бурным потоком, пенилась на земле крупными красными пузырями.
Страшнозол закричал со спины:
– Мы его… сделали!
Крагл взревел, повернулся вокруг своей оси, словно пытался поймать свой хвост, лапы подогнулись. Он рухнул, огромный и такой страшный, что все пятеро долго не решались к нему подойти.
Деониссимо наконец проговорил неверяще:
– Мы его… завалили?.. Я даже целебную кровь не пил!
– И я, – сказала чародейка.
Никониэль проговорил устало:
– У меня один пузырек остался… Но все-таки мы завалили… как-то даже не верится… просто.
Он подобрал фляжку и повесил на пояс, а Деониссимо кивнул на молчащего Ютланда.
– Он сумел заменить тебя в самый опасный момент.
– И жизнь мне спас, – подтвердил Страшнозол. – И принял удар на себя.
Никониэль сказал убежденно:
– Нам повезло. Обыщите эту тварь.
Ютланд оперся на дубину, ярость постепенно уходит, наполовину израсходованная на эту болотную тварь. Он наблюдал, как все четверо осматривают чудовище, вырезают когти, молотом выбивают клыки, Никониэль попытался вырубить мечом часть зеленого гребня со спины, не получилось, тогда он долго и старательно рубил по черепу, пока наконец не удалось расшатать и вытащить из морды рог.
Страшнозол с торжеством вскинул руку, на ладони блеснул небольшой позеленевший от сырости медный ключ.
– Нашел!
Никониэль шумно вздохнул.
– Все, теперь быстро в реликварии и запасники!.. Пока нас другие твари не учуяли.
Ютланд спешил следом за всеми, вбежали в огромную пещеру, как ему показалось, но это всего лишь гигантский шалаш из болотных деревьев, кустов и смердящей травы, заброшенной на самую крышу.
Страшнозол горестно вскрикнул, в дальнем углу два больших сундука, оба окованы широкими медными полосами, что стали зелеными от старости, оба с огромными висячими замками.
– Проклятый Крагл, – процедил он сквозь зубы. – Ну почему ключ подходит только к одному?
Деониссимо сказал весело:
– Перестань, ты всегда стонешь. Ничего не поделаешь, у темной магии свои законы.
Страшнозол сунул ключ в руку Никониэля.
– Сам решай, который открыть.
– Чтоб потом ты вопил, что я ошибся?
– Да, я такой…
Никониэль помотал головой.
– Открывай сам!
– У меня рука несчастливая, – сказал Страшнозол. – Меня в детстве сглазили. Иначе чего бы я с вами ходил?
Ирина сказала:
– Дайте открыть Юту.
Ютланд отступил.
– Нет-нет, мне нельзя. Не положено.
Никониэль кивнул, лицо его стало каменным, он подошел к ближайшему сундуку и сунул ключ в замок. Еще не успел повернуть, как там лязгнуло, дужка отскочила, замок повис на одной петле.
Деониссимо, не утерпев, подбежал и рывком откинул крышку. Ютланд увидел сверкающий меч с искусно украшенной рукоятью и длинным тонким лезвием.
Все ахнули, Деониссимо завидующе пробормотал, что надо было идти в разбойники, а Страшнозол довольно захохотал:
– Я вам сочувствую, ребята, но это разбойничий! Парный.
Никониэль сказал хмуро:
– Бери…
– Так плюс одиннадцать к боевому духу, – спросил Деониссимо несчастным голосом, – и столько же к доблести?
– Да, – ответил Страшнозол счастливо. – Это же парный меч Доблести! Еще бы один, и я всех порву!
Ирина молча вынимала из сундука небольшие огарки свечей, горят, как ни в чем не бывало, свет несколько призрачный, но отчетливо виден даже днем, а ночью наверняка рассеивает тьму.
– Тебе дать пару штук? – спросила она Ютланда с участием.
Тот покачал головой.
– Зачем?
– Это светочи, – объяснила она кротко. – Хранят древнюю мощь. Дивы используют для черного колдовства, а наши маги научились с их помощью создавать уникальные доспехи, уникальное оружие. В сундуке десять штук, на каждого по две!
Ютланд покачал головой.
– Нет, мне оружие еще долго нельзя будет брать в руки. Отдайте кому-нибудь.
Наконец еще и с трупа Крагла ободрали все, что можно выдрать или вырубить, Никониэль огляделся и спросил бодро:
– Возвращаемся?
Остальные переглянулись, Страшнозол сказал нерешительно:
– А давайте попробуем завалить и Драгара? Никониэль напомнил:
– Мы шли только за Краглом.
– Да, – сказал Страшнозол, – но мы его так быстро… что я как-то расхрабрился сегодня…
Ирина произнесла медленно:
– Я, честно говоря, тоже попыталась бы. Мне кажется, у нас хватит силенок и запаса амулетов, чтобы и Драгара отправить вдогонку за Краглом. Но решать вам. Вы впереди и принимаете удар. А я что, я за вашими спинами.
Никониэль хмыкнул:
– Если удар мы не выдержим, то и ты ляжешь. Быстрее, чем все мы. Хотя…
– Что «хотя»? – переспросила она.
Он помолчал, оглядел всех из-под тяжелых надбровных дуг.
– Все так думают?
– А ты, командир? – спросил Страшнозол.
– Я готов, – ответил Никониэль нехотя, – но важно, чтобы все были согласны. Ют, ты как?
Ютланд ответил:
– Я хочу встретиться с Водяником.
Все захохотали, шутки все любят, особенно после жаркой схватки, Никониэль сказал твердо:
– Тогда не теряем зря времени! Все забрали?.. Соблюдаем боевой порядок!
Он снова пошел впереди, готовый стойко принимать на себя все удары и бить в ответ, не давая зверю напасть на других членов отряда.
Страшнозол теперь к Ютланду проникся самой что ни есть симпатией, шел рядом, сам готовый защищать подростка от всех напастей, объяснял все о Болотной гати, а о Драгаре сказал:
– Это кровная родня дракона, но не летает, понял? Он вообще обожает воду, как не знаю кто. Вон Никониэль воды боится и никогда не умывается, а Драгар совсем наоборот. Рыбаки теперь перед каждым выходом в море или на глубокое место в озере молят богов, чтобы Драгар не утащил под воду вместе с лодками… Говорят, даже женщин в его честь топят, хотя, думаю, брехня. Их и так топить одно удовольствие…
– А раньше Драгара не было? – спросил Ютланд.
Страшнозол тяжело вздохнул.
– Раньше многого не было из этой пакости. А я из корчмы не вылезал, а сейчас?
– Старые боги жаждут вернуться, – важно сказал за их спинами Деониссимо.
– Слыхал, – ответил Ютланд угрюмо.
Огромный ящер выдвинулся из болота такой темно-зеленый, что Ютланд не сразу отличил бы от скопища ряски и тины, разве что костяной гребень на спине коричневый, но его можно принять за обломки древесных пней, мимо такого пройдешь совсем рядом и не заметишь…
Но у этого зверя через плечо перевязь, а на ней объемная сумка, чего Ютланд никак не ожидал узреть.
Никониэль и в этот раз отважно выступил вперед и закричал хрипло:
– Ну что, дохлая ящерица, пришел твой конец?.. Это тебе не падалью питаться!
Ящер повернул голову и уставился в него таким осмысленным взглядом, что Ютланд уже приготовился услышать такую же брань, коей бойцы разжигают злость перед схваткой, однако зверь лишь страшно взревел и пошел на них на двух задних лапах, огромный, как дом, с жуткой пастью, крючковатыми лапами с острыми когтями, тяжелый и защищенный с брюха чешуей, а со спины костяными пластинами.
Никониэль закрылся щитом, уперся покрепче, превращаясь в неприступную крепость из сверкающей стали. Ирина и Деониссимо одновременно метнули: она – шар огня, он – огненную стрелу.
Ящер с жутким ревом ухватил передними лапами щит Никониэля. Ратоборец крутнулся для усиления удара и со страшной силой обрушил острое лезвие на лапу зверя. Драгар страшно взвыл, перерубленная лапа беспомощно опустилась, а здоровая все еще держала щит. Никониэль снова занес для удара меч, однако ящер просто обрушил на него голову.
Ютланд услышал жуткий скрип и скрежет металла. Никониэль как будто сразу стал меньше ростом: ноги погрузились в вязкую землю до колен. Страшнозол рубил со спины, а Ютланд, чувствуя себя намного увереннее с каждой победой над болотными тварями, дважды ударил чудовище в бок, услышал треск ломаемых ребер, и свирепая радость колыхнулась в груди.
Ящер оставил ратоборца и повернул к нему жуткую морду. Ютланд с размаха ударил дубиной прямо в лоб. Ящер остановился и смотрел на него остановившимися глазами. Никониэль орал и рубил мечом, выглядывая из-за подобранного щита, Деониссимо выпускал стрелу за стрелой, Ирина била синими молниями, а Драгар все старался прийти в себя, однако Ютланд развернулся и со всего маху ударил в голову сбоку.
Ящер, хрипло взвыв, тяжело завалился на бок, отчаянно забарахтался, пытаясь встать. Никониэль и Страшнозол вместе прыгнули ему на голову, жутко заблистали лезвия, кровь брызнула рекой, а три меча вместе разрубили огромное горло.
Драгар еще ухитрился встать, все от него разбежались, однако он сделал три шага и рухнул мордой в зеленую жижу, что за это время образовалась под их ногами.
– Есть, – прохрипел Никониэль, – Ирина, ищи ключ…
– Неужто мертв? – прошептала чародейка.
– Я тебе говорю!
– Какие же мы молодцы, – выдохнула она.
Ютланд, опершись на дубину, тяжело переводил дыхание, глаза не отрывали взгляда от огромной туши ящера. Еще дышит, толстое брюхо вздымается и опадает, голова огромная, череп толстый, как только удалось оглушить такое чудовище… хорошо, подоспели Никониэль и Страшнозол, но Аквилонс прав, залог победы в точном подборе бойцов и слаженности их действий.
Он передернул плечами. Страшно подумать, что случилось бы, если хоть один из них сплоховал бы, запаниковал, отступил или просто сделал крупную ошибку.
Ирина торопливо рылась в сумке, Страшнозол пробовал выдолбить клык чудовища, наконец Ирина закричала:
– Есть! Ключ у меня. Пойдемте смотреть, что он так охранял!
– А что еще в сумке? – спросил деловито Деониссимо.
– Да так, – ответила чародейка, – в сундуках должно быть сокровище побольше.
Деониссимо спросил быстро:
– Давайте на этот раз откроем реликварий?
– А мы что открывали? – спросил Страшнозол.
– Разве не запасник?
Никониэль сказал нетерпеливо:
– Какая разница? Что бы мы ни открыли, все равно пожалеем, что выбрали то, а не другое.
Ютланд в разделе добычи не принимал участия, его дело сопеть в тряпочку, а взяли потому, что место пятого оставалось пустым, с паршивой овцы хоть шерсти клок…
Все четверо галдели, суетились, словно куявы, а не гордые артане, наконец там послышался щелчок, затем один вопль восторга и три вздоха разочарования.
Никониэль гордо вытащил из ящика и вскинул над головой длинный меч и большой как дверь щит. Его поздравляли, Никониэль перехватил взгляд Ютланда и сказал счастливо:
– Меч и Щит Доблести!.. Мне повезло.
– А нам не очень, – пробормотал Страшнозол, – самострел Титана и двуручный топор Титана… гм…
Ирина сказала сердито:
– А сорок пять светочей? Нам еще никогда столько не выпадало!.. Да я все свои доспехи сделаю уникальными!..
Никониэль спросил Ютланда:
– А что хочешь ты?
Ютланд уже выровнял дыхание и ответил мрачным голосом:
– Поговорить с Водяником.
Никониэль улыбнулся, остальные хохотнули, только Ирина спросила недоверчиво:
– Ты это что, всерьез?
– Да, – ответил Ютланд. – У меня к нему важный вопрос.
Никониэль покачал головой.
– Он тебя просто сожрет. И выплюнет косточки.
– Водяник не так страшен, – вступился Деониссимо, – он же был когда-то человеком! Но его окрутила одна хитрая водяница, как вон тебя Ирина, и он превратился в дива. Не бойся, Ют, он не силен в открытом бою! Другое дело, что болото – его не просто дом, а…
Он умолк и пошевелил пальцами, подбирая слово, мыкал и мычал, наконец Страшнозол сказал нетерпеливо:
– Он хочет сказать, что все болото ему подчинено: грязь, вода, лягушки, кусты и травы, все пиявки и все твари, что живут здесь, вся жестокая и злая магия, благодаря которой уничтожил народ дрягвы и создал этих тварей, которых мы с таким трудом побили… но побили!
Ютланд пожал плечами.
– И что? Разве он не ответит?
Никониэль сказал примирительно:
– Ты хорошо дрался. Но сегодня нам до Водяника не добраться. Думаю, пора возвращаться.
Они переглянулись, Страшнозол проговорил в нерешительности:
– А что… если попробовать завалить Гораглета или Дархана?
Никониэль буркнул:
– Не наглей. Ты же не хотел идти с нами вовсе.
– Да это я вас дразнил, – ответил Страшнозол лихо. – Так что? Попробуем?
Деониссимо сказал задумчиво:
– Вообще-то пока все идет хорошо.
– Слишком хорошо, – сказал Никониэль. – Где-то удача оборвется. Не хочу даже думать.
– Мы его завалим, – сказал Страшнозол. – Драгара завалили, а Гораглет ненамного сильнее.
– Но опаснее, – предупредила Ирина. – Тех мы успеваем увидеть издали, а Гораглет…
Она запнулась на полуслове, Ютланд уловил далекие подрагивания земли, что приближаются в их сторону. Дрожь становится сильнее, почва уже не дрожит, а трясется…
– В стороны! – прокричал Никониэль. – К бою!.. Бить, не дожидаясь команды!
* * *