ТЕЛЕГРАМ-БОТ РАБОТАЕТ ЗА ВАС!

с1

Поиск по этому блогу

Статистика:

Юрий Никитин «Троецарствие»

Серия «Троецарствие»
Часть первая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Часть вторая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть третья
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть четвёртая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть пятая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Часть шестая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
* * *

Предисловие

Этот роман завершает тетралогию «Троецарствие». Кто читал первые три, сразу поймет, что здесь и о чем. Однако у этого есть одна интересная составляющая, которой не было в трилогии. Особенно важная для тех, кто играл в «Троецарствие», играет или будет играть, адрес: http://nikitin. wm.ru/. В этом романе не только имена, локации и события идентичны игре, но даже все герои, главные, второстепенные и промелькнувшие, взяты из списка лучших из лучших бойцов, охотников и рыбаков.
То же самое с кланами, их гербами, описаниями подвигов.

* * *
Часть 6
Глава 9
Все посерьезнели, Кусим вытер лезвия мечей, но не спрятал в ножны, а продолжал держать в руках наготове, а лицо оставалось напряженным.
– Да уж, – проговорил он. – Боюсь, там отыграются за слишком легкую прогулку.
Ничего себе прогулка, мелькнуло у Ютланда, но смолчал, младшие должны говорить тогда, когда их спрашивают старшие. Лориэль оглядела Дрэмера, покачала головой.
– И драки вроде не было, кто тебя так помял?
– Он помятым и пришел, – сообщил Кусим жизнерадостно.
Она сказала сухо:
– В прошлый раз ты заявил, что Владигор и пришел убитым.
– Так и было, – сказал Кусим. – Помню, он разговаривал еле слышно, все время опускал голову… А нашего Дрэмера ты недооцениваешь! Мало ли где он был, из какого окна выпрыгивал… когда промахнулся и брякнулся мимо коня на булыжную мостовую…
Бер нахмурился.
– Не болтай лишнего. Не было там никакой булыжной, простая утоптанная земля, сам видел.
Дрэмер сказал раздраженно:
– Тихо, умники! Ничего вы не видели, я с заднего хода, как и положено человеку умному и осторожному… Ладно, двинули дальше, первый грот совсем близко. Слышите, журчит вода?
Ютланд шел уже с ним рядом, вскоре дорогу пересек ручеек с кристально чистейшей водой, некоторое время пытался бежать рядом, как игривый щенок, но испугался громких голосов, людей в железе и с оружием, пугливо свернул и скрылся в стене. Потом через полсотни шагов осмелел и снова выбежал, он же и привел прямо в большую пещеру со свисающими с потолка цветными сталактитами. Внизу вода плещется в небольшом бассейне, куда широкая струя красиво ниспадает величественным водопадом.
Ютланд не успел окинуть подземные красоты даже беглым взглядом, в глубине мощно заворчало, словно разбуженное вселенское зло, прогремел рык, из тьмы выступила огромная масса, перед которой медведь показался бы зайчиком. Каменные стены вздрогнули от тяжелой поступи.
Дрэмер выкрикнул боевой клич, что приводит любого дива в безумную ярость, укрылся щитом и выставил кончик меча. Ютланд видел, как он уперся ногами и наклонился вперед, готовясь выдержать страшный натиск чудовища, но ратоборец приносит себя в жертву, этого зверя не остановить…
Он лихорадочно стрелял, рядом щелкает тетива Бера, но Ютланд чувствовал, что стрелы из лука Нимврода бьют намного мощнее, словно тот приноравливается к добыче, которую нужно завалить. Жар магического огня из жезла Лориэль опалил шкуру зверя так, что вся пещера заполнилась запахом горелой шерсти.
Ютланд ухватил дубинку и ринулся на помощь Дрэмеру, краем глаза видел яростного Кусима, мечи в руках разбойника сверкают часто-часто, как острые молнии на темном небе, а стрелы Бера погружаются до половины в грузное тело мохнатого гиганта и торчат оттуда, словно перья на длинных остях.
Дрэмер уже даже не хрипел, а, сцепив челюсти и заперев дыхание, чтобы не быть раздавленным, удерживал навалившееся разъяренное чудовище. Кусим наконец добрался до загривка зверя и нанес критический удар в самое уязвимое место.
Раздался дикий вопль ужаса и боли, чудовище зашаталось, отступило от Дрэмера и, развернувшись, будто намеревалось удрать, грохнулось во всю длину мордой вниз.
Дрэмер попытался выпрямиться, охнул, доспехи заскрежетали. Кусим подбежал, ухватился помочь, с воплем отдернул руку:
– Черт!.. Порезал палец о твое железо!..
Дрэмер прохрипел:
– Давай добью… чтоб не мучился…
– Лучше Лориэль добей, – посоветовал Кусим хищно. – Смотри, с каким отвращением смотрит. Не нравимся мы ей! Зверюшку, видите ли, убили ни за что…
Бер забросил лук за спину, руки его дрожали, а голос колебался, как полотенце на ветру:
– Это же Смертоносный Ужас Глубин! А у нас пока нет потерь…
– Как нет? – возопил Кусим и поднял обвиняюще над головой кровоточащий палец. – Половину добычи мне, понятно? Как смертельно раненному. Ну ладно, как тяжело раненному.
Лориэль сказала Дрэмеру с надеждой:
– Если его добить, добычу разделим всего на четверых. А повод наконец-то есть…
– Давайте, – предложил Бер, – я его застрелю.
– Нет, – сказала Лориэль, – я его сожгу!
– Ни за что, – сказал Дрэмер властно. – Мы одна команда, а я командир. Потому я его сам зарублю. Но потом, попозже.
Кусим грустно посмотрел на Ютланда.
– Видишь? И это боевые друзья?.. Лучше уж с волками в лесу бегать, как бывало в молодости… Все, я обиделся и пошел навстречу неизбежной гибели.
Он взял обнаженные мечи в руки и двинулся прочь из грота. Захлюпала вода под ногами, затем он исчез в темноте. Лориэль послала вперед длинную струю света, затем ринулась следом. Дрэмер кое-как собрался с силами, пошел за ними, волоча за собой тяжелый меч.
– Надо спешить, – сказал он, перехватив вопрошающий взгляд Ютланда. – Отдыхать по дороге, лодыри! Пока слух о нашем отряде не расползся среди рарахов, надо успеть многое.
– Далеко еще? – спросил Ютланд.
Дрэмер вскинул брови.
– До чего?
– До конца, – ответил Ютланд.
– До нашего?
– До дна, – поправил себя Ютланд.
Дрэмер покачал головой.
– Парень, никто никогда не проходил до самого дна. Здесь столько подземелий, что месяцами можно скитаться… все время по новым, и не пройти и пятой части.
– А зачем? – спросил Ютланд. – Нужно выбирать дороги, что ведут вниз.
Дрэмер поморщился.
– Какая мудрая мысль. Мы так и делаем, не заметил?.. Но на уровне, ниже которого пройти уже не удастся… если не понял, то скажу прямо, где уже сил не хватит пройти дальше, мы начнем очищать залы и проходы… Когда к утру вернемся, твари снова все заполнят, плодятся быстро, но мы хоть будем драться с сильнейшими, а не с мелочью.
Ютланд пробормотал:
– Сильнейшие, должно быть, в самой глубине. Ну да ладно, я все понял.
– Вот и хорошо, – проворчал Дрэмер. – Дети всегда мечтают сразу схватиться с самым главным, побить его и… тут же засияет солнце, а птички зачирикают! Но мы сражаемся еще и потому, что трезво оцениваем свои силы, иначе наши кости уже белели бы здесь… Кстати, мы все еще идем вниз!
– Это я заметил, – сказал Ютланд. – Вы все герои, прости меня.
Дрэмер отмахнулся.
– Ты очень хорош, Ют. Как с луком, так и с дубиной. Но, прошу тебя, вперед не лезь. Иначе не доживешь до дня, когда тебя назовут героем Троецарствия.
Он умолк, остановился. Впереди из темноты выполз густой зеленый туман, остановился, будто наткнулся на незримую преграду, начал подниматься вверх. Ютланд крепче сжал дубинку, потом спохватился и взял в руки лук.
– Там Шаграк, – произнес Дрэмер мрачно. – Старший шаман. Самый опасный противник, какого только можем встретить в гротах.
– И в пещерах, – добавил за их спинами нагнавший обоих Кусим, – и в проходах… До чего же не люблю проклятое колдовство! Всех бы колдунов…
Он оглянулся опасливо, взгляд его упал на холодное лицо Лориэль, она подошла ближе, игнорируя чересчур явно засмущавшегося разбойника, резко выбросила вперед сжатые кулаки и раскрыла со словами:
– Именем Второго… уничтожить стену!
Блеснул ослепительный свет, Ютланд успел закрыть глаза ладонью, а когда отнял ее от лица, все моргали, полуслепые, но туман все так же поднимался по незримой стене. Бер быстро натянул тетиву, взгляд его безуспешно искал цель в зеленом тумане, наконец тетива резко щелкнула, стрела исчезла…
…и тут же, отскочив от невидимой стены, упала на землю. Острый наконечник стал тупым, оплавленным, а древко стрелы расщепилось.
Бер с проклятиями выпустил почти десяток стрел, все отскакивали и падали на пол по эту сторону стены. Ютланд с сильно бьющимся сердцем наложил стрелу и натянул тетиву.
Дрэмер сказал напряженно:
– Лучше возьми дубину. И будь готов…
– Щас оттуда прыгнет, – добавил Кусим.
Ютланд оттянул тетиву до уха и отпустил, направив кончик стрелы в зеленый туман. Щелчок, стрела исчезла… а не упала на пол, ударившись о преграду. Ютланд поспешно ухватил вторую, выпустил чуть ниже, а третью вообще над самым полом: кто бы там ни прятался, а он, скорее всего, там стоит, а не висит на потолке или стене.
Раздался дикий крик боли. Дрэмер ликующе завопил, подстегивая самого себя, и, продолжая орать, ринулся вперед, Кусим прыгнул за ним, как большой хищный кот, Бер трижды выстрелил, и все три стрелы прошли через недавний барьер, как через простой утренний туман.
Ютланд ворвался вслед за Бером, на ходу меняя лук в руках на дубину. В первое мгновение не понял даже, что случилось, потом рассмотрел в зеленом тумане, как все четверо очень медленно окружают непомерно высокого и громадного человека в синем плаще, капюшон надвинут на глаза, но зато ярче видна нижняя половина лица, помесь зверя, рыбы и мандибул гигантского паука.
Все четверо двигались, будто попали в плотный тягучий клей, а шаман двигал руками и магически заворачивал их в прозрачные коконы, прижимая руки с оружием к телу. Из его правой ноги торчит стрела, Ютланд воспрянул духом, набежал молча и с силой ударил дубиной в закапюшоненную голову.
Шаман пошатнулся, все четверо сразу же ожили, ускорились и бросились на врага. Шаман вперил в Ютланда страшные глаза.
Мороз пробежал по телу Ютланда, руки ослабели, а шаман прохрипел люто:
– Да как ты посмел…
– Я? – спросил Ютланд с трудом. – Да вот как-то… А ты что, против?
Он снова вскинул дубину, шаман выбросил из раскрытых ладоней, громадных, как лопаты, плотный зеленый огонь. Ютланд ощутил, как его охватило с головы до ног, в глазах защипало. Он стиснул челюсти и с силой ударил шамана дубиной в лоб.
Раздался треск, шамана отбросило так, что не удержался на ногах, отступил, чтобы не упасть, а там дико орал Дрэмер и остервенело рубил громадным мечом, там сверкают клинки Кусима и мрачно вспыхивает багровый огонь из рук Лориэли.
Шаман повел рукой, четверо снова стали двигаться медленнее, а потом и вовсе застыли.
Ютланд прошипел люто:
– А я не по зубам?
Он ударил снова в голову, еще и еще. Шаман отступал под ударами, четверо очнулись и снова набросились, нанося мелкие раны. Ютланд прижал шамана к стене и свирепо бил в голову, а когда шаман начал закрываться руками, бил по рукам, плечам. Наконец тот согнулся, то ли пряча лицо, то ли собираясь ускользнуть, но дубина деда Рокоша с силой ударила в затылок.
Раздался сухой треск, шаман упал на колени, а затем лицом вниз. Ютланд опустил палицу, сердце колотится, едва не выпрыгивает, а четверо набросились, как муравьи на жука, били часто и, как показалось Ютланду, бестолково. Шаман еще дважды пытался встать, но кровь хлещет из глубоких ран от трех клинков. Под ним образовалась широкая лужа темно-красной пузырящейся крови, что на глазах становится зеленой, как малахит.
Дрэмер наконец оперся на меч, уперев острием в каменный пол, в груди сипит и клокочет, словно в большом котле, где под тяжелой крышкой варится баранья похлебка.
– Видать, – прохрипел он с трудом, – он защитил себя заклятиями от всех видов мечей, топоров и ножей…
– …как и от боевых стрел и магии, – вставила Лориэль.
– А вот про дубинку, – закончил Дрэмер с веселым изумлением, – как-то не подумал!
Грудь Кусима вздымается часто, словно подпрыгивает, он дважды раскрывал рот, но не мог выговорить слова, наконец прохрипел:
– Дык кто же… сюда сунется… с дубиной?
– Ют молодец, – сказала Лориэль. – Его дубина всех нас спасла.
Бер проворчал задумчиво:
– В следующий раз и мне палицу взять, что ли? Или пусть с нею Лориэль ходит, ей больше к лицу…
Лориэль водила руками в воздухе, сплетая исцеляющие заклятия, и хотя Ютланд вроде бы не пострадал, но ощутил себя свежее, а другие вообще взыграли, как кони, наевшиеся свежего клевера на утреннем лугу.
Дрэмер перестал дышать, как загнанная лошадь, сказал бодро:
– А вообще-то все идет лучше некуда. И без неожиданностей.
– Да, – поддержал Кусим, – пришли, увидели, убили. Снова пришли, увидели, убили. И так все время. Интересно, когда же все наконец обломится.
– Типун тебе на язык, – сказала Лориэль сердито.
– А что, – спросил Кусим обидчиво, – я такой глазливый? Или ты так странно и романтично хочешь признаться в безумной любви ко мне, такому красавцу?
Лориэль зло зашипела:
– Лучше рараха пущу в постель!
– Я про постель ни слова, – запротестовал Кусим. – Я про любовь, красивую, светлую и возвышенную!.. Жаль, ты о такой даже не слыхала.
Лицо его стало скорбным, плечи поникли, вся фигура выражала бесконечную печаль. Лориэль задрала надменно голову и фыркнула, красиво раздувая тонко вырезанные ноздри.
– Так фыркает моя лошадь, – сказал со вздохом Кусим. – Она у меня породистая, у самого Тахая купил!.. Может, за это я и Лориэль так безумно и преданно люблю?
Лориэль фыркнула громче, уже в самом деле как породистая лошадь, повернулась к Дрэмеру.
– Идем дальше?.. Или не будем искушать судьбу?
Дрэмер с Бером старательно обыскивали тело убитого, с трудом переворачивали огромного шамана, снимали многочисленные амулеты, талисманы, золотые украшения, застежки с драгоценными камнями, вытащили ножи из-за голенищ сапог, а из сумки забрали все непонятные, но явно ценные для колдунов вещицы.
Дрэмер разогнулся наконец, взгляд его суровых глаз обежал всех членов группы.
– Я бы вернулся, – сказал он, – но у нас никто даже не ранен. Все идет настолько хорошо, что просто стыдно будет вернуться, даже не поцарапавшись.
Лориэль кивнула на его доспехи из толстых листов стали.
– Да? Их исцарапали так, что кое-где уже насквозь. Хорошо, не мою тунику… Но, как скажешь. Мое слово можно в расчет не брать, я всегда сзади.
– Хвостиком, – уточнил Кусим.
– Лучше быть хвостиком льва, – отрезала Лориэль, – чем головой барана.
Кусим расплылся в счастливой улыбке.
– Спасибо, Лориэль! Хотя и нечаянно призналась в своей буземной и безудержной любви ко мне, но я рад… В общем, готов идти дальше.
– Тоже, – скупо сказал Бер.
– И я, – сказал Ютланд.
На него посмотрели так, словно каждый сказал молча: «А тебя никто и не спрашивает». Дрэмер подумал и бросил коротко:
– Тогда идем.
И сразу же двинулся тяжелый, как бык, насупленный, подозрительный к любому чиху. Остальные двинулись следом, но теперь ход перешел в залы и гроты, а дальше, как чувствовал Ютланд, будет еще шире, но и противники там будут пострашнее. Кусим шел почти рядом с ратоборцем, чтобы побыстрее забежать за спину врага, как только тот набросится на Дрэмера, с другой стороны идет Бер, Ютланд почти наступал ему на пятки, наконец Бер перестал оглядываться в неудовольствии и жестом разрешил Ютланду идти впереди.
* * *